July 9th, 2006

маски

"Я тебя обожаю..." реж. Хусейн Эркенов

Рассчитывал посмотреть фильм с полчаса, а потом пойти на концерт скрипача Сергея Стадлера в Витебскую филармонию, не думая даже, что смогу выдержать дольше какую-то "левую" картину, да еще в кинотеатре
"Спартак", где за все годы поездок на "Славянский базар" бывал лишь однажды и он запомнился мне как сарай сараем. Но оказалось, что к этому фестивалю кинотеатр полностью реконструировали, в фойе - выставка Екатерины Рождественской, в зале - новые мягкие кресла, очень удобные, стены чистые, отштукатуренные (дизайн не самый изысканный, правда), и даже звук налажен. Но главное - фильм приятно удивил. При всех своих очевидных художественных недостатках он оказался совсем не таким простым, как я ожидал. Простая женщина, рабочая, вырастила одна троих сыновей от разных мужчин, которые один за другим оказывались негодяями либо просто погибали по глупости, а потом один сын сбежал в Москву и стал крупным театральным деятелем, а другой опустился и выгнал мать из квартиры. И вот мать-старушка звонит в Москву сыну, с которым не общалась годами, и он на все свои сбережения покупает ей новый дом. Вроде бы чего проще: мать - святая женщина, сыновья -
ублюдки, но нет - фильм как раз в первую очередь о том, что мать во многом виновата сама, она совершила слишком много ошибок по отношению и к своим маленьким сыновьям, и особенно в то время, когда они были подростками. Сыновья еще по-божески с ней обошлись. Даже тот, который из дома выгнал - его никто не оправдывает, но авторы фильма дают понять, что ему довелось вытерпеть, живя вместе с такой самодуркой.
Старшего сына, который как раз ее спас, она хотела лишить возможности получить высшее образование под тем предлогом, что ей тяжело кормить всех троих, он должен плюнуть на свои интересы, пойти в ПТУ ради
стипендии. Хотя именно старший (его играет Ярослав Бойко), сбежав из дома и добившись успеха вопреки матери, выручает ее в критический момент.

Актерские работы - неравноценные, самые удачные - подростки, играющие сыновей Петьку и Сашку в отрочестве (вообще каждого из них играют три актера, в разном возрасте). Ольга Блок-Миримская хороша в роли соседки
в сценах "давно минувших дней", но в современном временном плане, в образе дряхлой старухи, просто ужасна, крайне неубедительна. А вот Елена Драпеко в роли матери 13 детей, в одну из дочерей которых влюблен 15-летний Сашка - вполне даже ничего. История по интонации - очень сдержанная, и герои, даже малосимпатичные - все-таки люди сравнительно приличные. Тема подается без провокации, без эпатажа, что меня и подкупило. Хотя, конечно, в действительности такие сюжеты разыгрываются обычно куда более жестко.

Повод без предубеждения посмотреть на ситуации, когда мужчины бьют своих жен, матери отказываются от детей, а дети сдают родителей в дома престарелых. (Да, еще ведь время от времени негров убивают на улицах). Не все так просто и не все так однозначно. Но неоднозначное отношение к таким темам в сегодняшнем идеологически "правильном" кино - редкость.

Я все равно переживал, что пропускаю часть концерта Стадлера - я не слушал его много лет, с тех пор как он выступал в Ульяновске. Но оказалось, что я не сильно опоздал даже на первое отделение. 24
каприса князя Львова я бы в любом случае не выдержал - вторичный неоклассицизм 20 века, в лучшем случае позволяющий исполнителю в некоторых моментах продемонстрировать свою виртуозность. Сыграть
один-два было бы нормально - напомнить, что был когда-то и такой композитор. Но больше часа это слушать невозможно (Соседов, который был на концерте сначала, говорит, что первые каприсы Стадлер играл
вообще мимо нот). Зато во втором отделении вместо заявленных шести "мангеймских" сонат Моцарта для скрипки и ф-но Стадлер и его жена сыграли всего четыре - торопились на поезд. Некоторые куски прозвучали безупречно, а некоторые - с помаркам, непростительными даже для первокурсника музучилища, вплоть до того, что Стадлеры в какой-то момент оба сбились, пианистка нашлась быстро, а скрипач не сразу, и в результате он пропустил большой фрагмент своей партии, пока звучало фортепианное соло вместо дуэта.

Кстати, областная филармония - тоже новодел, недавно открылась, партер, бельэтаж и балкон, огромная люстра на потолке, все как положено - народу только ни фига нет, даже на именитом, вроде бы, артисте, и уж, конечно, никто не соображает, где заканчивается соната, а где - просто перерыв между частями, хлопают до одурения в любой паузе.
маски

Концерт израильской делегации

я на "Славянском базаре" посещаю каждый год - хотя из прессы никто туда не ходит, и можно понять, почему: конечно, в целом это выездной смотр израильской самодеятельности, поровну иврит- , идиш- и
русскоязычной. Но каждый год они включают программу какую-нибудь приглашенную звезду из России, соответствующей этнической принадлежности (что несложно - среди российский звезд труднее найти человека любой другой этнической принадлежности, включая русскую), а эта звезда показывает что-то, чего в других программах не делает. В прошлые годы были Гурченко, Воробей, теперь - Брейтбург и Моисеев. Причем ни тот ни другой не повторили в своих выступлениях номера из состоявшегося накануне вечером авторского концерта Брейтбурга. Ким Александрович с кем-то из старичков "Диалога" спел "Ночной дождь" на стихи Арсения Тарковского, а Борюсик - большой блок из четырех номеров: "Дай мне огня", "Незаконченный роман" (я его слышал всего во второй раз после шоу Юдашкина на 8 марта, и до сих пор эта прелестная песенка не вышла ни на сборниках, ни на последнем сольном диске Моисеева "Ангел"), "Петербург-Ленинград" и "Ле хаим", который наконец-то вышел хотя бы на юбилейном сборнике Брейтбурга (мне его уже подарили). Танцоры Моисеева меня восхищают. Помимо всего прочего и
очевидного, еще и тем, что на ночь они пьют по-черному и вообще не дают себе скучать в свободное время (они с нами живут на одном этаже в гостинице, и когда я в шестом часу утра возвращался в номер, они сидели в уже закрытом баре на нашем этаже и резались в покер), а на сцене такой класс демонстрирует, что нет слов.

Но кроме этого, в концерте, почти открывая программу, участвовала израильская группа "Sangal" (если я правильно расслышал и написал название) из Беершевы (опять же - не отвечаю за правильность
написания). Клавишник и дуэт вокалистов с несложными попсовыми песенками. Похоже на "Чай вдвоем", только ребята помоложе и посимпатичнее. Оба в белых маечках, оба русскоязычные. Из песен, что
они пели, одна была на иврите и две - на русском. Про любовь без уточнения, кто кого какого пола любит. Я еще не готов записываться в фан-клуб, но отчасти заинтересовался, правда ли, что в Израиле этот
дуэт довольно известен? А что ж тогда на "Евровидение" негритенка отправили?
маски

"По старинной привычке это делают птички"

- продолжение истории "Это делают кошки, это делают блошки". Несколько месяцев назад я наткнулся на этот текст будущей песни Бори Моисеева:
http://users.livejournal.com/_arlekin_/564090.html

Вчера на авторском концерте Брейтбурга состоялась премьера этой песни "А может любовь". Текст полностью выдержан в том же духе, дальше идет речь про котов и кротов, а также про медведей в берлоге. Хотя,
насколько я себе могу представить, как раз медведи это делают не в берлоге - в берлоге они спят. Музыкально песенка не самая выразительная ("Незаконченный роман", который Моисеев показал только в еврейском концерте, но почему-то не у Брейтбурга на вечере, гораздо эффектнее по мелодике). И новый дуэт Долиной с Панайотовым тоже показался мне скучным и старомодным. "Мроя" - новая песня Брейтбурга в исполнении Алехно на белорусском языке - и то ярче получилась.

Однако - факт: концерт Брейтбурга - один из двух по-настоящему аншлаговых крупных мероприятий "Славянского базара". Второй - вовсе не Пугачева, которая прошла отнюдь не с аншлагом (впрочем, там и цены на билеты были вдвое выше, чем на Киркорова, Меладзе и Орбакайте), а Басков-Повалий. Там вообще даже встать не лестничной ступеньке было негде - народ гроздьями висел. Повалий - великолепна. И в своем нынешнем имидже и с сегодняшним сольным репертуаром (вот где - готовая "королева геев"! да еще с песнями на украинском языке, в котором столько секса!) она полностью готова к тому, чтобы с осени, как предполагает занимающийся ею Фридлянд, начать покорение Москвы и России по полной программе.

Показательный момент: на финальном дуэте Баскова-Повалий на сцену вывалился развеселившийся к утру (дело было в четвертом часу) Боря Моисеев, уже переодетый в обычную одежду, в какую-то зеленую фуфайку и с фестивальной аккредитацией на шее, стал пританцовывать, а когда Басков подсунул ему микрофон - еще и подпевать, живьем! И это было не просто здорово, но как будто так и надо, если бы не вышло случайно - стоило нарочно выдумать!
маски

"Анна" реж. Евгений Гинзбург

После 22 лет эмиграции певичка из Углича Анна Романова, превратившаяся в звезду мировой оперной сцены, имеющая во Франции мужа и двоих детей, приезжает на Родину и узнает, что ее сын, которого она считала мертвым, жив. Певичку, превратившуюся в звезду, играет Любовь
Казарновская. Ее директрису Сюзен, которая говорит на своем "родном" английском с еще более страшным акцентом, чем на с трудом произносимом русском - Юлия Рутберг. Провинциального мецената, который получился из бывшего инструктора ВЛКСМ, блестяще играет Владимир Стержаков,
хамоватого телемагната - Владимир Долинский. Найденного сына Колю Зюзина (он же Романов),актера-детдомовца - один из братьев Панчиков, Артем, а мелкого жулика-рецидивиста Колю Романова (он же - Зюзин), когда-то в детдоме выигравшего в карты у настоящего сына будущей звезды метрические свидетельства - Павел Деревянко. Подругу юности
главной героини - Татьяна Кравченко. Возникшие в самом начале ассоциации с "Без вины виноватыми" Островского неслучайны - в основе сценария действительно его пьеса. Но Георгий Данелия и Рустам Ибрагимбеков очень удачно ее переписали и переложили на современный лад, что даже от сюжета осталась только завязка (вся линия, связанная с актерским бытом, ушла, зато усилилась криминально-мелодраматическая, за счет детдомовского двойника найденного сына, превратившегося из Незнамова в Зюзина/Романова), а уж из текста Островского только и
можно опознать, что пару реплик из тоста "за матерей, которые бросают своих детей", да и то модернизированных ("вешают им на шею каку-то фигню"). Фильм в каких-то деталях анекдотически нелеп, в других - убийственно точен, особенно что касается провинциального житья-бытья,
показанного хоть и гиперболизиванно, вплоть до балагана, но по сути очень правдиво. Хотя "Анна" как раз не деталями интересна, а общим впечатлением: клюква, конечно, но съедобная, и даже вкусная. А главное - Гинзбургу удалось органично вписать в контекст фильма музыкальные фрагменты, без которых присутствие Казарновской не имело бы смысла: "Утро туманное" звучи в эпизоде съемок клипа, "Колыбельная Клары" Гершвина - в ресторане, где Романова впервые встречает своего сына, думая, что он всего лишь однокашник ее Коли по детдому. Очень смешной и симпатичный мускулистый чернокожий охранник у Анна Романовой. По ходу фильма учится говорить по-русски и понимать нашу жизнь.