July 3rd, 2006

маски

Последний день кинофестиваля

Депардье был прекрасен, влюбил в себя всех и на удивление складно отвечал на любые вопросы, среди которых я бы выделил два лучших: "что вы думаете о современном казахском кино?" и "в чем смысл жизни?"

Ближе к вечеру у меня снова образовался ненужный билет на церемонию закрытия в "Пушкинский" и на банкет на Пушкинскую набережную. Приглашение в "Пушкинский" удалось передарить, а банкетный билет пришлось выбросить. Зато напоследок я посмотрел "Человека-гриззли" Вернера Херцога, которого давно люблю, и этот выбор оказался правильным.

"Человек-гриззли" - документальный фильм о большом любителе диких медведей Тимоти Тредвелле и его подружке Эми, которых их любимые мишки, опекаемые ими в течение долгих лет, в какой-то момент задрали насмерть. Помимо архивов самого Тимоти и пафосных гринписовских прокламаций в фильме звучат и совсем другие ноты, создающие неожиданный контекст для "жития натуралиста". Например, высказывание одного местного эскимоса, утверждающего, что Тимоти нашел смерть, которую заслужил, поскольку перешел определенную природой грань между человеком и животным, нарушил границу, соблюдаемую людьми семь тысяч лет - и в результате погиб. Важная мысль, учитывая, что почти все остальные фильмы фестивальной программы так или иначе построены на противоположном допущении и нарушении всех божеских и природных норм.

Выбор жюри, как ни странно, меня не смутил, если не считать присуждения главного приза. Все остальное - вполне адекватно. Премию Джули Уолтерс за лучшую женскую роль в фильме "Уроки вождения" я даже предвидел (http://users.livejournal.com/_arlekin_/637066.html?nc=11). Награды немецкому "Страхованию жизни" и "Сколько ты стоишь?" Бертрана Блие тоже заслуженные. Ну а "О Саре" как лучший фильм - это, видимо, неизбежность, с которой стоит смириться. Когда объявили результаты, я в компании нескольких коллег помчался в кинозал, где как раз демонстрировался этот шведский фильм режиссера Отмана Карима, родившегося в Уганде. Смотрел, правда, не с начала, но успел уловить суть: одинокая белая женщина в результате романа с работником-мулатом (его, как я понял, играет сын режиссера) забеременела, но не смогла преодолеть неизбежные для европейца комплексы и стереотипы, поэтому отношения порвала, и только после того, как новорожденный младенец умер, в полной мере осознала всю глубину вины европейской цивилизации в своем собственном лице перед третьим миром в лице сексапильного мулата и пришла к нему с покаянием. Дух Ханеке витал над жюри в момент, когда они давали этому фильму "золото", что ли? Жалко, что ММКФ, из последних сил стараясь походить на другие крупные кинофестивали, научился копировать в основном самое худшее, в частности, принципы раздачи призов. Только это не очень интересно. Лично я знаю всего две премии в мире, к результатам которых стоит относиться всерьез: "Оскар" и "Золотой граммофон", любые другие награды - в большей или меньшей степени условность, игра, ритуал. Так что я не заморачивался на счет призового расклада. Предпочел накануне ночью в очередной, не знаю какой раз, пересмотреть по телевизору одну из серий про Фантоцци. Низкобюджетный и непритязательный, но бесконечно смешной остро-сатирический киносериал про жалкого бухгалтера в исполнении Паоло Вилладжо, с шутками, которые сегодня еще актуальнее, чем 20 лет назад, тем более, что "Фантоцци" снимали в те блаженные для кино и телевидения времена, когда политкорректность в Европе еще не была в моде и герой комедии мог с чистой совестью называть зятя-африканца обезьяной. В нынешних фестивальных фильмах если и возможно кого-то называть, не опасаясь осуждения прогрессивной общественности, обезьяной, то такой персонаж должен быть одновременно европейцем, христианином и гетеросексуалом без каких-либо физических и психических недостатков. Фильма "О Саре" все равно никогда и никто больше не увидит, так что повода для огорчения нет. Скорее уж 28-й ММКФ запомнится тем, что у члена жюри актрисы Джули Кристи во время прогулки по Тверской украли кошелек с кредитками.

И все-таки ММКФ, при всех его очевидных нелепостях, значительное событие. Но никакое событие не стоит того, чтобы ради него вылезать из кровати и отходить от телевизора дальше кухни или туалета.