June 23rd, 2006

маски

"Посейдон" реж. В.Петерсен

Престарелый гомосексуалист с большим бриллиантом в ухе (Ричард Дрейфус), встречающий новогоднюю ночь на океанском лайнере, покинут любовником, который не посчитал нужным даже послать ему поздравительную СМС. Выбросив за борт никчемный мобильник, старичок совсем уж было собрался и сам последовать пучину вод, как вдруг, единственный из развлекающихся на борту пассажиров, увидел надвигающуюся на корабль гигантскую волну, сразу раздумал умирать от несчастной любви и кинулся спасаться внутрь лайнера. Там прибился к кучке смельчаков (в составе: пьяный ковбой; картежник; мать-одиочка с малолетним сыном; девушка легкого поведения, следующая в Нью-Йорк к заболевшему младшему брату; и бывший мэр Нью-Йорка - в исполнении коротко стриженого Курта Рассела - с юной дочкой и ее симпатягой-женихом) и, пока большинство пассажиров смирно тонули, пройдя через испытания по типу "Форта Байярд", только как бы с гибелью всерьез, очутился на спасательной шлюпке, подобранной патрульными вертолетами (ковбой, картежник, бывший мэр и девушка легкого поведения испытания огнем и водой не прошли). Самый трогательный эпизод в этой истории - когда храбрецы пытаются перебраться через шахту лифта. Молодой симпатичный официант пропускает одинокого старого пидараса вперед, тот отпускает ему комплимент ("Красавчик!"), узнает имя (Валентин), но когда сверху обрушивается кабина лифта, после недолгого раздумья сбрасывает цепляющего за жизнь "красавчика" с ноги в шахту и следует дальше по спасительному маршруту.

Как и "Троя" (http://users.livejournal.com/_arlekin_/54664.html?nc=2),
"Посейдон" - кино про любовь. В конце концов, отправляясь под воду умирать ради жизни на земле, суровый папа-мэр дает согласие на брак дочки и ее возлюбленного, а это приятно. Но как же мне обидно за Вольфганга Петерсена, кто бы знал! Один из самых интересных режиссеров крупнобюджетного кино (на мой взгляд - гораздо оригинальнее и глубже Спилберга), но невезучий ужасно. Он не просто мастер "красивых" катастроф - у него за любой катастрофой, будь то древний город в огне или современный корабль в волнах (маленький ли, большой ли - неважно) - метафора гибели цивилизации. В случае с круизным лайнером, правда, эта метафора слишком уж навязчиво очевидна, но заслуг режиссера это не умаляет: поставлено все с размахом. История - не бог весть, но ведь, во-первых, экранизация, во-вторых - римейк, так что хрен бы с ней, с историей, когда такие волны, такие взрывы и столько трупов повсюду. Но если это все-таки про гибель цивилизации - то почему про старого пидараса? Ну допустим, совсем без гея, так же как без негра и без еврея, нельзя. Но почему бы спасенному гею не быть молодым и симпатичным? Так нет, старая развалина со своим бриллиантом выплыла, а симпатичный официант Валентин (почему бы ему не быть геем? профессия очень даже подходящая) спекся на первом же уровне сложности. А ведь можно было хотя бы на "Посейдоне" оправдаться за то, что у Ахилла с Патроклом в прошлый раз не сложилось.
маски

"Захудалый род" Н.Лескова в Студии Сергея Женовача

"Род приходит, род уходит. Земля вовеки пребывает" - финал истории, которая рассказывается три с половиной часа, простой и ясный, как точка на последней странице книги. И сам спектакль - как книга, следишь за сюжетом, попутно обращая внимание на язык, и не замечаешь специфически театральных приемов. Впрочем, их и нет почти. Так, по мелочи. Задник, оформленный как портретная галерея с пустыми рамами, в которых появляются действующие лица. Или трубач как лейтмотив действия (по сюжету Протазанова-деда во время "французской кампании" в смертном бою сопровождал только верный трубач - но обоих давно нет в живых, а труба все трубит... что трубит? "конец миру"? как у Горького в "Егоре Булычове", где тоже речь шла о распаде семьи и конце рода?) Или незначительные, но знаковые детали в костюмах: роскошная на фоне одежд других героев шуба Графа, обманувшего подаренных в приданое княжне Насте мужиков, или массивная шляпка у ханжи графини Хотетовой, которая деньгами одаривает монастыри, а крепостные ее с голоду мрут. Даже присутствие умерших персонажей среди еще живых - не символично, как у Серебренникова в "Головлевых", а вполне естественно, ведь рассказчица вспоминает тех, кто умер, и в ее временном плане и дед, и бабка, и другие герои в равной степени мертвы и живы - в ее памяти. Однако следишь не за этим.

И "Мarienbad" по Шолом-Алейхему
(http://users.livejournal.com/_arlekin_/584069.html?nc=3),
и "Мальчики" по Достоевскому (http://users.livejournal.com/_arlekin_/569614.html?nc=4)
при полном почтении к материалу были спектаклями, построенными на театральной игре. "Захудалый род" построен на чтении текста по ролям. При том, что это чтение внимательное, вдумчивое, с точными акцентами, с - но там где надо и в меру - шаржированием персонажей, гиперболизацией эмоций, гротеском ситуаций. Но сами по себе эти приемы здесь неинтересны. Интересны герои. Прежде всего, конечно, Варвара Никаноровна, бабушка рассказчицы, женщина сильная, но не умеющая преодолеть своей внутренней свободой несвободу внешнюю - совсем как другая "бабушка", Татьяна Марковна из "Обрыва" Гончарова. Естественно, хочется узнать, что будет дальше с ней и ее семьей - эффект мыльной оперы (пусть качественной, пусть содержательной - но все-таки мыльной оперы). Вот дочь, воспитывавшаяся в Петербурге, выросла, и решила из-под материнской опеки выскочить замуж, не самым честным образом, а жених, поначалу рассчитывавший на матушку, с большим удовольствием согласился и на дочку. Как воспитывать сыновей - тоже непонятно, есть хороший учитель, Червев, но он такой высокой правде учит (что нет другой власти, кроме божьей воли и любви к ближнему), с которой потом жить нельзя будет, да и высылают учителя подальше с глаз под надзон полиции. Особой глубины мысли в литературном оригинале нет, идеологически "Захудалый род" Лескова очень близок "Братьям Карамазовым" Достоевского, но спектакль "Мальчики" рядом с новой постановкой Женовача никак не поставишь. Наверное, такой театр очень нужен - в котором ничто не отвлекает от развития действия, ничто не режет глаз, а душу отчасти все-таки смущает, разговор-то серьезный, о важных вещах. Как этап это даже свежо - на фоне архаичной, изжившей себя традиции, с одной стороны, и демонстративно-провокативной, но чаще всего неубедительной "новой драмы" (в широком ее понимании), с другой. Однако следующая постановка в том же "формате" уже будет казаться конвейерной продукцией. Но расстраиваться по этому поводу рано - "Захудалый род" только что вышел, а дальше, может, все совсем по-другому будет? Жалко, если нет - все очень быстро приедается, а молодость проходит.
маски

Николай Сванидзе и Владимир Платонов в "К барьеру!" Соловьева

Так агрессивно, как на Платонова, Владимир Рудольфович не нападал даже на Константина Натановича, хотя тот своим поведением давал к тому больше повода. Платонова вообще бросают на амбразуру, чтобы отстаивал в теле-шоу и популярные решения московской власти, типа запрета гей-парада, и непопулярные, как нынешняя склока с бутовским домишком. Хотя при том, что в правительстве Москвы и дальше по муниципальной вертикали власти вниз, конечно, сидят не ангелы во плоти, в то, что по другую сторону баррикад - чистые невинные агнцы в образе больных пожилых матерей-одиночек, а вовсе не обычные грешные люди, которые не прочь урвать побольше квадратных метров в качестве компенсации, и не демагоги, которые стяжают славу народных трибунов под видом "защиты прав человека", мне тоже не верится. Хотя бы потому не верится, что на моей памяти уже была кампания "борьбы с привилегиями власти", имевшая шумный успех у "широких народных масс" и приведшая к власти борцов, тех самых, с которыми теперь новые борцы пытаются бороться.

Так что в этом поединке меня интересует не правота сторон, а зрительское голосование, причем вне зависимости от того, насколько оно технологически объективно. Самое любопытное в этом, что во всех интерактивных ток-шоу (не только "К барьеру!", но и в "Судите сами", и в других) "народ" вовсе не поддерживает интеллигентов-либералов, защитников своих "прав". В вопросах идеологии "народ" всецело на стороне власти, и более того, "народ" гораздо агрессивнее власти, и Платонов, побеждая в ток-шоу у какой-нибудь Маши Арбатовой, Проханову и Курьяновичу стопудово проиграет. Но тот же "народ" голосует за того же либерала Сванидзе против того же номенклатурщика Платонова, когда дело доходит до проблем жилплощади и коммунального хозяйства.

Слава Богу, что в этой стране демократия декоративная, да к тому же в настоящий момент за ширмой стоят пусть не совершенные, но относительно вменяемые люди. Страшно представить, какой пиздец придет всему (а он неизбежно придет), когда власть и в самом деле достанется этому "народу". Сносом пары домиков не обойдется. Особенно если под предводительством либеральной интеллигенции. "Правозащитники"-то, получив в руки деньги и пушки, уж точно камня на камне не оставят.

Опять вспоминаю анекдот - что-то это становится "форматом" для моего дневника, и мне это не нравится, так что в последний раз. Но напоследок все-таки пусть будет анекдот. Он старый, почти 20-летней давности, я его прочитал в рижской газете "Советская молодежь", имевшей в перестроечные годы всесоюзную популярность. Сюжет, конечно, устарел. А мораль стала только актуальнее.
Идет Съезд Народных Депутатов. Решается вопрос, при каком строе жить: при социализме или при капитализме. Начинается голосование: тех, кто за социализм, отходят в одну сторону, те, кто за капитализм, в другую. Все разошлись соответственно своим взглядам, и между рядами ходит одинокий депутат Собчак. [Так было в оригинале перестроечных времен] Его спрашивают:
- А вы, товарищ Собчак, за какой строй? За социализм или за капитализм?
- Да как вам сказать... Я, вообще-то, за социализм, но чтобы при нем все было, как при капитализме!
- Ну и что же вы ходите туда-сюда? Садитесь к нам в Президиум!
маски

"Побег Логана" реж. Майкл Андерсон, 1976

Технически наивный (хотя и номинированный в свое время на "Оскара") прообраз современных антиутопий типа "Острова", про клонов (правда, тогда их так не называли), не пожелавших умирать под видом "перерождения" на "карусели" и вырвавшихся на свободу из мира, который для них придумали. Клон-охранник (Майкл Йорк) должен раскрыть сеть "беглецов", но вместо этого по законам жанра (канонизированным еще Замятиным) примыкает к подпольщикам.

За границами "купола", в "святилище" (древний храм с колоннами) они находят старика (его играет Питер Устинов). Ничего подобного в своем мире герои не видели.
- У вас белые волосы... А трещины у вас на лице - вам больно? Можно потрогать?

Мир, где не знают старости... Как антиутопия - неубедительно. Больше похоже на сказку.
маски

"Кино - это изобретение для бедных людей!"

- лучшего слогана для ММКФ, чем эта фраза Жулавского с пресс-конференции жюри, даже и не придумать! Однако Анджей Жулавский - это находка для Московского кинофестиваля вообще, а в нынешней ситуации он даже не спасатель, а спаситель: по-русски говорит при желании довольно сносно, да и говорит именно то, что надо: развернуто, интересно, охотно, и, в общем-то, по делу. Обаятельный, остроумный. Одно плохо - даже тот единственный фильм Жулавского с Софи Марсо, который я когда-то видел, не запомнился никак. А других я не знаю даже по названиям из фильмографии.

Вроде бы неразбериха в "Октябре" пошла на убыль, потому что поначалу вообще ничего было невозможно понять. Когда сгорел "Манеж" и пресс-центр ММКФ переехал в Дом кино, порядка было гораздо больше. "Октябрь" жутко неудобен тем, что тут параллельно идут и пресс-показы, и фестивальные сеансы для публики, и фильмы общего коммерческого репертуара, и дирекция работает здесь же. Вчера вообще ничего нельзя было найти. Я опять со всеми переругался, на меня кричали, оскорбляли и даже толкали - а потом вдруг ни с того ни с сего дали пригласительный на Открытие и на красную дорожку, и билет на вечеринку в Парке Горького, хотя я просил всего лишь аккредитовать фотографа на вечеринку, поскольку сам туда не собирался. И сейчас на открытие не собираюсь, эта "красная дорожка" (которая, к тому же, обычно синяя) и без того выглядит непрезентабельно, так там только меня и не хватало. Не пойду, на фиг надо.