June 17th, 2006

маски

"Серебряная корова" П.Г.Вудхауса, реж. В.Саркисов, проект "Алан Декор"

Когда я начал регулярно ходить в театр и на концерты, я обратил внимание, как много времени уходит впустую на дорогу, и тогда решил, что стоит брать с собой в транспорт книжку. А чтобы она помещалась в небольшую сумку, книжка должна была быть небольшого формата. И первой из таких книжек стал библиотечный экземпляр романа Вудхауса про Дживса и Вустера, где речь шла о похищении серебряного сливочника в виде коровы. Так что когда пятнадцать лет спустя мне понадобилось не видя спектакля "Серебряная корова" написать анонс к нему на рубрику "городская афиша", я как-то легко вспомнил не только сюжет, но даже имена почти всех основных персонажей. К Вустеру заявляется его эксцентричная тетушка с требованием украсть у судьи Бассета серебряный сливочник, который тот увел из-под носа у вустерова дядюшки. Берти Вустер отказывается - недавно он уже имел дело с судьей Бассетом, который приговорил его к штрафу за похищение шлема у полисмена. Однако тетка грозит отлучением от обедов ее повара Анатоля, а это для Вустера страшная пытка. Основное действие развивается в особняке судьи, где его дочь, романтическая дура, влюбленная в Вустера, готовится выйти замуж за вустерова друга Гасси, а племянница Стиффи - за священника. Сам судья хочет видеть членом своей семьи лидера английской фашистской партии, втайне от соратников разрабатывающего модели дамского белья (при всей легкомысленности сочинения Вудхауса не совсем лишены сатирических мотивов). Туда же, в дом Бассета, заявляется за своим сливочником и сама тетушка.

Вот эта тетушка - единственный полнокровный персонаж в спектакле, Эра Зиганшина если и не демонстрирует чудеса драматического искусства (а она может, если материал достойный - одна из самых выдающихся актрис нашего времени), то, по крайней мере, не позволяет себе лениться, в отличие от коллег. Очень расслабленно, как будто неохотно, играет Вустера Миша Полицеймако - он настолько обаятелен сам по себе, что ему особо можно и не напрягаться, хотя простоват этот Вустер для представителя последнего поколения чисто английских джентльменов. Егор Бероев внешне достаточно неожиданный в роли Гасси - кудрявый "ботаник" (почти в прямом смысле - его герой разводит тритонов), но у Вудхауса Гасси - персонаж более комический, а этот задуман актером скорее трогательным, но сыгран не настолько выразительно, чтобы кого-то по-настоящему растрогать. Ксения Алферова-Стиффи - живенькая такая милашка, Мартиросян в роли фашиста-модельера тоже вполне приемлем. Но центром должен быть Дживс. Того Дживса - кривляку, необаятельного, даже неприятного - который появляется в этой постановке, еще можно было бы принять, играй его актер меньших возможостей, чем Даниил Спиваковский. Но если "Карамазовы" Арцибашева только на Спиваковском-Черте и держатся, то и без того простенькую (хотя все-таки требующую некоторой ответственности от исполнителя) роль "идеального слуги" Даниил почему-то понял как возможность повторить то, что он сделал, играя медбрата-гея в "Бумажном браке" Сергея-Бодрова-старшего

http://users.livejournal.com/_arlekin_/396829.html?nc=5,

а это совсем другой материал. Допустим, Спиваковский ни в коем случае не хотел повторить образ Стивена Фрая из сериала "Дживс и Вустер", где Дживс был подчеркнуто сдержанным, и действительно - ни в чем не повторил, но адекватной альтернативы тоже не предложил, ограничился парой уже отработанных на других антрепризных проектах ужимок и интонаций.
маски

"Девственницы-самоубийцы" реж. С.Коппола

Фильм был бы более внятным, если бы смерть сестер была либо более логичной, либо, наоборот, совершенно уж необъяснимой, как, например, исчезновение девочек в "Пикнике у висячей скалы", где просто гора заманила чудесным образом и погубила нескольких школьниц. Я не люблю "Пикник у висячей скалы" и в целом не понимаю раннего Уира, но "Пикнику..." не откажешь в изысканности и своебразной внутренней художественной логике. Нельзя сказать, что в "Девственницах-самоубийцах" нет совсем никакой метафизики и никакой символики - взять хотя бы дерево во дворе дома сестер, которое больно и которое должны спилить, чтобы не заразило другие деревья, но они все вчетвером пытаются его спасти: "И пусть заразит другие!", и родители, что показательно, их в этом поддерживают. Но все-таки мотивы героинь София Коппола пытается объяснить в первую очередь социально-психологическими причинами. А это не убеждает. Конечно, город, в прошлом крупный автопромышленный центрЮ, в упадке, взрослые равнодушны, подростки безответственны, между поколениями нет взаимопонимания - но это обыденность, ничего из ряда вон трагического в этих обстоятельствах нет. Родители у сестер-самоубийц - довольно занудные и старомодные люди, но вполне приличные (отец - школьный преподаватель математики), по-своему любящие, не изуверы какие-нибудь, если и не выпускают девочек на улицу - то из лучших побуждений и только после того, как они хорошо поблядовали с мальчиками, а старшая (Кирстен Данст), вообще поутру проснулась одна на помятой траве стадиона (ее ухажер, герой Джоша Хартнета, сначала обкурился, напился и напоил ее, а потом сбежал и бросил одну). Внешних, видимых причин расставаться с этой отнюдь не такой уж невыносимой жизнью нет (тем более, что от юного персонажа Джоша Харнета, прелестного наркомана по имени Трип со стрижкой каре, без ума все девчонки, а он выбирает героиню Кирстен Данст), а внутренние если и есть, то они ушли так глубоко в подтекст, что до них лень докапываться.

С первых минут и до самого самоубийства так много говорится, что девочки умрут, что когда их наконец-то находят мертвыми, испытываешь не шок, а облегчение. Интересно - София Коппола сознательно рассчитывала на такой эффект или просто у нее не все получилось из того, что было задумано?
маски

Саундтрек "Дневной дозор"

прислали без всякой моей об этом просьбы (с "Ночными снайперами" и "Калиновым мостом" впридачу) из "Реал рекордз", за что им двойная благодарность.

Слушал с большим интересом и некоторым недоумением по поводу того, насколько одинаково неорганичны для этого саундтрека что "Фабрика" с Веркой Сердючкой, что Серега с "Городом 312" (сколь бы по-разному я не относился к тем и другим). Судя по реплике "Вот такой винегрет получился, закусывай!", эта "неорганика" - суть концепции диска.

Но на самом деле интереснее всего в этом саундтреке - музыка Юрия Потеенко. Академизм, классический по духу и попсовый (в лучшем смысле слова) по форме, без каких-либо потуг на музыкальный авангард. (После пресс-показа фильма "Попса", к которому Потеенко тоже писал музыку, я даже поинтересовался у него, насколько интересно ему, композитору преимущественно академического плана, работать в кино, особенно в кино с названием "Попса"). Если говорить о традиции, то эта музыка ближе всего к той линии, которую в позднесоветские годы развивал Валерий Гаврилин. Доступная для восприятия и любителей классики, и просто случайных слушателей (а это, вообще-то, важное качество хорошей и талантливой музыки).

Вот бы разрозненные, разбитые репликами из фильма симфонические (с хоровыми партиями) фрагменты переработать в цельную балетную сюиту. И даже спектакль можно было бы поставить. Чтобы не мелочиться - сразу в Большом, чтобы Николай Цискаридзе танцевал партию Инквизитора. Благо Ведерников+Потеенко - давний тандем. Я, собственно, эти имена впервые и услышал вместе. Давным-давно, судя по моим тогдашним записям - 9 апреля 1994 года - в Ульяновске состоялась российская премьера оратории Потеенко "Песни Руси", ее исполняли ульяновский симфонический оркестр (звание "академического" ему присвоили позже) и Академическая хоровая капелла из Новокуйбышевска, а дирижировал Ведерников. Очень любопытно в свете последних "Дозоров" перечитывать программу оратории Потеенко. В ней семь частей (плюс кода), имеющих названия, очень характерные: "На поле Куликовом", "Молодец тужит о доме", "Злые кореньица", "Ванька-ключник", "Набег крымского хана", "Часовой у гроба Ивана Третьего", "Земля русская".