June 14th, 2006

маски

"Она - мужчина" реж. Энди Фикман

Виола и Себастьян - американские подростки, близняшки при разведенных родителях. Виола без ума от футбола, но женскую команду не допускают к соревнованием и вообще расформировывают - тогда она едет в Илирию, в школу, куда перевели ее брата, переодевшись Себастьяном, пока тот выступает со своей группой в Англии. Под видом Себастьяна Виола не только проникает в футбольную команду Илирии, но и влюбляется в своего соседа по комнате Дюка Орсино. Но тот, красавец-футболист, поначалу вообще не обращает внимание на мелкого женоподобного мальчика, и даже потом, когда тот завоюет уважение своими победами над девушками кампуса (в этом переодетой Виоле поможет команда стилиста Пола и его подружек), все равно продолжает вздыхать по недоступной школьной красавице Оливии. Как вдруг встретит Виолу в ее женском обличье - и влюбится в нее. Но тут появится настоящий Себастьян, Оливия, желая вызвать ревность Орсино, вцепится в него, дружбе Орсино и переодетой Виолы приходит конец, а тут еще зануда-комендант Малькольм со своим единственным "другом", мохнатым тарантулом Мальволио, строит конкуренту козни.

Как это ни смешно, от "Двенадцатой ночи" Шекспира в этом фильме больше, чем в "Доктре Живаго" по сценарию Юрия Арабова - от пастернаковского романа. К переложению Шекспира на язык подростковой комедии режиссер подошел творчески, взял все, что было для современного сюжета органично, отбросил лишнее, а то, что осталось, перемешал, взболтал - и вышла совершенно прелестная и ненавязчивая фантазия на классическую тему. Если не заморачиваться шекспировскими аллюзиями, никакая классика вообще в глаза не бросится, нормальное среднестатистическое молодежное кино. С полусумасшедшим директором школы и непременной девочкой-страхолюдиной в брекетах (после "Американского пирога" это уже непременный структурный элемент жанра). А если все-таки заморочиться - есть за чем понаблюдать. Например, как оригинально веселая банда Сэра Тоби преобразилась в команду стилиста Пола, тогда как герой по имени Тоби в фильме тоже присутствует - но это мускулистый чернокожий футболист из команды Илирии, третьестепенный персонаж, которому в итоге достается героиня в брекетах; а поэтом-романтиком в фильме оказывается не герцог Орсино, как в "Двенадцатой ночи", а Себастьян. Или как смело режиссер использует для решения проблемы "двойников" в фильме чисто театральный прием: брата и сестру играет не одна и та же актриса (Аманда Байнс, кстати - самое слабое звено в этой конструкции, в мальчишеских шмотках она внешне едва ли походит хотя бы на лесбиянку, не то что на парня, для Байнс больше органичны роли девочек-припевочек типа той, которую она сыграла в другом недавнем шедевре жанра - фильме "Любовь на острове"), а соответственно парень и девушка, не отличающиеся идеальным внешним сходством, что придает происходящему в фильме совсем другую степень условности и оправдывает самые невероятные перипетии сюжета. В саундтреке под сцены девичьих разборок в туалете подложена музыка "Танца Анитры" из "Пер Гюнта" Грига и Увертюра к "Кармен" Бизе. А если уж вдруг в потоке молодежного сленга персонажей вдруг пробивает на шекспировский слог, цитаты из первоисточника тоже даются не в лоб, а иронически переосмысляются. Например, речь Орсино во время футбольного матча о том, что "Не надо бояться величия..." - в фильме Орсино как бы цитирует тренера своей команды, и эта реплика звучит вроде бы всерьез и с пафосом - если не помнить, что у Шекспира в оригинале это фраза из фальшивого письма Оливии к Мальволио, состряпанного компанией Сэра Тоби и Марией, и повторяя эту реплику в присутствии Оливии, шекспировский Мальволио выглядит полным идиотом. Ну и излишне упоминать, что в комедии про школьную футбольную команду в кадре то и дело появляются полуобнаженные молодые парни спортивного телосложения.