June 10th, 2006

маски

"Преступление и наказание" по Ф.Достоевскому в МХТ, реж. Е.Невежина

Стены, исписанные и изрисованные мелом, мосты - мрачный, неуютный условный Петербург. В похожем пространстве разыгрывали свою криминальную драму герои спектакля Пази "Каренин. Анна. Вронский" - но они сами писали свою судьбу мелом, а за героев "Преступления и наказания уже все написано и нарисовано: от "мой грех" до человечка в треуголке.

Несмотря на то, что в одном из эпизодов Порфирий Петрович напяливает на себя старушачий чепец и берется за вязание, постановка Невежиной четырехлетней давности и последняя премьера Павла Сафонова "Сны Родиона Романовича"
(http://users.livejournal.com/_arlekin_/585853.html?mode=reply)
- замечательный образец того, как на основе одного великого литературного произведения даже не у самых выдающихся режиссеров могут родиться два абсолютно непохожих спектакля.

У Невежиной даже переодевание Порфирия Петровича (Андрей Ильин) в чепец - не травести-фантасмагория, как у Сафонова (там в Алену Ивановну, а заодно и в сестру ее Лизавету, превращается Виктор Сухоруков), а часть следственного эксперимента. Вообще у Невежиной спектакль представляет собой драму подчеркнуто земную, без какой-либо бесовщины, вся метафизика - исключительно в плоскости психологии и философии, мистике здесь места нет: действие начинается сразу после совершения преступления и заканчивается публичным признанием Раскольникова в содеянном (трудно даже назвать это раскаянием в религиозном смысле). У Сафонова точка отсчета - Раскольников на каторге, остальные события спектакля подаются как сны-воспоминания, отсюда и эклектика (вплоть до образа "девочки на шаре" - Невежина дальше цитат из Пушкина и Гоголя, которыми сыплет Разумихин, не идет), и гиперболизация, и гротеск, и выбор персонажей соответвующий. У Невежиной список действующих лиц довольно неожиданный: вокруг Раскольникова вращаются не хрестоматийные образы, а те, про кого часто вообще забывают: мать, сестра, Разумихин, даже Порфирий Петрович в этой компании - не совсем чужой, он Разумихину дальним родственником приходится. Получается хоть и детективная история, но в рамках семейной драмы, с тихими (по большей части) и долгими разговорами, и тут интересна не столько суть философии Раскольникова, сколько то, как он к ней пришел и каким образом пытается от нее освободиться. Актерские работы очень неравноценные - откровенно неудачная Соня (Елена Панова) при великолепном Раскольникове (Евгений Цыганов) и очень любопытном Разумихине (Максим Виторган). Цыганов играет без малейшего пафоса, иногда даже чересчур приземляя и приближая к нашему времени своего героя - как будто в ток-шоу участвует, а не в инсценировке классики, но поскольку сегодня любое обращение к Достоевскому оборачивается "охотой на ведьм", такой рациональный и, прости Господи, "материалистичный" подход к "Преступлению и наказанию" кажется весьма оригинальным. Хотя спектакль все равно непомерно длинный и местами до ужаса нудный.
маски

"Елисеевский" снесли?

Я шел вверх по Тверской и ко мне обратились два подвыпивших, но во всех прочих отношениях довольно симпатичных (иначе бы я их проигнорировал) парня. Они искали продуктовый магазин или ларек, решали, куда им ближе идти - обратно к Пушкинской или дальше вних к Тверской площади, и тут один из них поинтересовался:
- Тут же вроде раньше "Елисеевский" был - или его снесли?

Я задумался: может, и правда, снесли? Ни и о чем подобном я не слышал - но мало ли?

Вот в чем прелесть жизни в этом городе: он постоянно меняется и в нем можно потеряться.

(Я убедился: на самом деле "Елисеевский" на месте. Пока.)
маски

"Изображая жертву" реж. К.Серебренников

А ведь удачный вышел фильм! Намного лучше спектакля. При этом сюжетно театральная и киношная версии пьесы братьев Пресняковых практически не отличаются: тот же набор трагикомических следственных экспериментов с "подставной" жертвой, которую изображает главный герой, (расчлененка в биотуалете; женщина, которую якобы сдуло с подоконника сквозняком, устроенным ее мужем; утопление в бассейне на почве кавказской ревности; стрельба в японском ресторане в соседа по парте на 10-летии со дня выпуска из школы), а в перерывах - семейные разборки героя с матерью и сошедшимся с ней вскоре после неожиданной смерти отца дядей, с невестой, ну и с начальством, групповое отравление в финале и прекрасный вставной номер престарелой ряженой гейши из ресторана. В спектакле МХТ "пожилую японку с судьбой" (формулировка совершенно гениальная - после того, как я посмотрел спектакль, она прочно вошла в мою повседневную речь) играет Алла Покровская, и мне она в свое время больше понравилась, чем сейчас Лия Ахеджакова. Может, только потому, что в спектакле эпизод с поющей душещипательную песню про то, "отчего так плакала японка, почему так весел был моряк", самый яркий, а в фильме - просто один из множества ярких, хотя Ахеджакова тоже прелестна. Но вообще кастинг в фильме однозначно более удачный. Точные попадания, которые случились в театральной постановке, переехали и в картину - Марина Голуб, Виталий Хаев (актеры, которые в первую очередь с театром Серебренникова и ассоциируются, еще по "Пластилину"), а Анна Михалкова в роли беспокойной ментовки-лохушки, Марат Башаров и Максим Коновалов - подозреваемые, наконец, неожиданный Андрей Фомин в роли мужа, "сдувшего" жену с подоконника - гораздо интереснее своих сценических двойников. Но в первую очередь это касается главного героя - Петр Кислов мне не понравился категорически, он был скучен и неартистичен, а Чурсин, наоборот, отлично сыграл, просто то, что требовалось, совеременный Гамлет и лировский Шут в одном лице, ну и даже с точки зрения актерской техники Чурсина с Кисловым не сравнить.

Тут даже как бы "сверхзадача" присутствует - показать портрет современного 30-летнего человека, изобразить поколение симулянтов - на самом деле ничего такого Серебренников не изображает, ему для полного творческого самоудовлетворения достаточно продемонстрировать владение неким набором режиссерских приемов, что он в фильме и делает с завидным и редкостным успехом. А за портретом поколения - это не сюда. Вот мой любимый "Чамскраббер" Арье Позина - это портрет поколения, правда, американского. Или "Курьер" Шахназарова, у героя которого с Валей Юрия Чурсина довольно много общего - тоже портрет поколения, правда, двадцатилетней давности. Ну так немного же изменилось. Разве что "русское кино в жопе", как уверяет в начале фильма главный герой - но и это устаревшие сведения. Заслуга Серебренникова в этом, правда, минимальна, но ведь и не Бондарчуком единым живы, что ни говори.