June 4th, 2006

маски

"Лесная братва"

Где-то уже были и философствующие черепахи, и мнительные опоссумы, и веселый крошка-енот... И агрессивная ненавистница всего живого тоже уже где-то встречалась, возможно даже не раз. Это не претензия к "Лесной братве" - наверное, при нынешнем буме полнометражной анимации теперь такое ощущение будет все чаще складываться - хотя вот, к примеру, после "Ледникового периода-2" оно не возникает. Ну да ладно - все равно "Лесную братву" смотришь с удовольствием. Может, русский перевод и уступает оригиналу, как свидетельствуют продвинутые кинозрители, но по-моему он очень хорощ - оригинальные и остроумные диалоги. Кроме того, мордашки у зверюшек прорисованы с редкостной подробностью, характеры переданы через нарисованые взгляды, а не только через сюжет и реплики - так не всегда бывает в мультиках.
маски

"Поцелуй бабочки" реж. А.Сиверс

Продвинутый компьютерщик Николай Орланов во время попойки в ресторане "Манчьжурия" подцепил китаянку Ли, и так в нее после одной ночи влюбился, что ради нее не побоялся предать работодателя, рискнуть жизнью и переехать из города в деревню. Но это было в самом конце, а до этого - чего только не было.

Даже странно, что авторы совершенно не заморачивались насчет проблемы "восток-запад", хотя она просто напрашивается: китайско-корейско-узбекская мафия действует не где-нибудь, а в Петербурге, как бы (согласно традиционному мифу) самому европейском городе России. Но города в фильме практически нет - есть с трудом опознаваемые знаковые здания на задних планах некоторых отдельных кадров и многочисленные набережные и каналы, по которым герои гоняют на автомобилях и катерах - но это вполне абстрактные каналы и набережные. "Восток" в "Поцелуе бабочки" - тоже не такое уж тонкое дело, он представлен захудалым ресторанчиком "Манчьжурия", штаб-квартирой азиатской мафиозной группировки и "массажным салоном". Все такое же абстрактное, как китаянка по имени Ли. Впрочем, довольно быстро возникает ощущение, что режиссер просто прикалывался над происходящим, которое окончательно укрепляется в эпизоде драки Орланова-Безрукова с главным "китаезой" (который, правда, вроде бы даже и не китаец, а какой-то другой народности азиат) - вдруг персонажи оказываются облаченными в костюмы для классических восточных единоборств. Ну а в финале, когда не сгоревшие во взорванном катере и не утонувшие в канале Орланов и Ли добираются до безопасной деревушки и тут Коля вдруг говорит своей спутнице: "ты дальше сама веди, а то у меня, кажется, рука сломана" - только и остается, что покатиться со смеху. Тогда понятно, что ассоциации с "Бригадой" и "Участком", всплывающие то и дело по ходу фильма - не игра воображения, а часть режиссерского замысла: из бандитского Петербурга Орланов и Ли бегут в деревню, в глушь, в "заколдованный участок", где живет сестра Орланова и ее муж, фамилия которого - Кравцов. А Ли, между прочим, - это ведь фамилия героини согласно поддельным документам, а вообще она - Лань Янь - так же зовут и играющую эту роль китайскую актрису, настоящую "леди из Шанхая" с настоящим именем в титрах. Что не мешает ей по ходу фильма то и дело лепетать своему горе-возлюбленному: "я китаеза, мы для тебя все на одно лицо".

Суть замысла ясна: смотрите, это не просто дурацкая криминальная киношка, это мы пошутили, прикололись, а мы вовсе не такие дураки, как вы сразу решили, мы - умные! Верю - скорее всего, Сиверс и компания не только умные, но даже по-своему талантливые ребята (кстати, "Поцелуй бабочки" довольно грамотно снят, да и сценарий Аркадия Тигая, попади он в руки к кому-нибудь уровня Орсона Уэллса, мог бы стать основой шедевра в стиле "нуар"). Ну хорошо - они умные и талантливые, а я, сидя в зале кинотеатра и глядя на ту несусветную, местами невыносимую хрень (улыбки и гримасы Безрукова просто тошнотворны), которую эти умные и талантливые сотворили - я тогда кто? кем я себя должен чувствовать? Нет, конкретно я себя чувствовал нормально - я пришел на премьеру по пригласительному билету, потом отправился на вечеринку, поел там суши, выпил пару бокалов вина (а еще получил в подарок от ЦПШ dvd-диск с любимым моим "Чамскраббером" Арье Позина - лишний повод купить наконец-то ди-ви-ди-проигрыватель)- не зря, короче, время потратил. А если просто по билету отправиться в кино на "Поцелуй бабочки" - это ж, наверное, потом будешь неделю как оплеванный ходить?
маски

"Египетские ночи" реж. П.Фоменко

Второй раз смотрел телеверсию спектакля - с еще более противоречивыми, чем в первый раз, ощущениями. Фоменко так смело и так органично выстраивает композицию из разнородного материала - не только из Пушкина и Брюсова, но и из многих других составляющих, и не только текстовых (от античной эпики до статей из мифологического словаря), но и музыкальных (Паганини, Россини), скульптурных, живописных. Смотришь, любуешься - и... ничего. Все так точно и так блистательно просчитано, так безупречно исполнено, что любые претензии к спектаклю просто неприличны, кроме самой банальной, типа "не нравится". Но я бы не сказал, что мне это не нравится - мне нравится. Но при всем этом театр Фоменко - это больше наука, чем искусство. Наука фундаментальная, не таблица умножения какая-нибудь, а высшая математика (ну или квантовая механика какая-нибудь), предлагающая такие открытия, который только великий ум может сделать. (Так же как и искусство, в свою очередь, далеко не всегда бывает высокого полета - тут тоже возможны варианты вплоть до откровенной халтуры). Но все равно - математика, хотя формулы сложнейшие и сами по себе - как песня, как живопись. Это тоже завораживает - но оставляет ощущение, что если не только Пушкина можно с Брюсовым соединить и со словарями размешать, но и Паганини с Россини добавить (понятно, почему итальянцы - ведь поэт-импровизатор в "Египетских ночах" - итальянец), то тогда вообще все что угодно с чем угодно можно мешать с тем же успехом, главное, чтобы режиссер был уровня Фоменко, а не Еремина, который то же самое делает, только с менее очевидным, мягко говоря, успехом. Как светская "Клеопатра" из его "Египетских ночей" ходит на котурнах из связанных в стопки книжек (причем неизвестно, чьих именно сочинений - все равно).

"Египетские ночи", правда, как раз не самый характерный пример произведения "театра-мастерской" - в этом "поговрим о странностях любви" при всей нарочитой декоративности и демонстративности зрелища действительно есть приглашение к разговору о странностях любви. В большинстве других спектаклей Фоменко его нет, по крайней мере, я его не вижу.

Но я могу понять тех, на кого эта высшая театральная математика производит сильное впечатление поначалу - когда я почти десять лет назад впервые увидел спектакль Фоменко (это был "Великолепный рогоносец" Кроммелинка на малой сцене "Сатирикона" с Райкиным и Вдовиной, давно уже снятый с репертуара), тоже был потрясен. Поворотным моментом отношения к Фоменко стало его (тоже уже не существующее) "Чудо святого Антония" в Театре имени Вахтангова. В спектакле, где в самом названии пьесы заложено "чудо", не говоря уже о театральных легендах, связанной с этой пьесой в этом театре, совсем никакого чуда не было. Был тогда еще совсем молодой и красивый Завьялов, была яркая Максакова, была поэтичная и при этом довольно смешная пьеса Метерлинка - а в остальном чистой воды формализм. И дальше, вплоть до "Трех сестер" (http://users.livejournal.com/_arlekin_/562289.html?mode=reply), за которых Фоменко в этом году получил сразу две главные "Золотые маски" (получил, впрочем, справедливо, потому что ничего лучше в "серьезном" театре и в самом деле нет, а "Шестеро любимых" ведь на "Золотую маску" не выдвинешь, "не формат" - только это повод скорее для огорчения за театр, чем для радости за Фоменко), мне его спектакли кажутся демонстрацией собственной режиссерской виртуозности и безграничных возможностей его актеров - хотя как раз то и другое давно в доказательствах не нуждается, использовать бы их еще ну хоть с какой-нибудь внятной целью.
маски

Согдиана

даже вылетая с "Фабрики звезд", напоследок отличилась. В дуэте с Кузьминым пела его песню из репертуара Аллы Пугачевой с каким-то совершенно безумным текстом:

В твоих глазах печать греха,
О, как она нас разделяет...

У меня память на тексты неплохая, я хорошо помню, как эта песня у Пугачевой начиналась, но на всякий случай уточнил - и правильно:

В твоих глазах опять упрек,
Как ты меня не понимаешь...

Ну ладно бы она переписала текст, сделала это грамотно, интересно - ради Бога, в конце концов, гимн "ФЗ" тоже каждый раз переписывается, правда, это сам автор делает, да и не претендует гимн на поэтический шедевр, у него другие, прикладные задачи. А тут - сплошная путаница, к тому же Кузьмин-то пел в точности оригинальный текст, а Согдиана - просто какой-то полуграмотный бред (после строки "О как она нас разделяет" в третьей строчке снова что-то кого-то "разделяло", уже в большем соответствии с первоисточником - но я не разобрал, что именно) - что это, зачем, какая, на фиг, "печать греха", она и дальше так работать собирается?