May 30th, 2006

маски

Отсутствующий код

Я тоже, чтобы не отставать от культурного процесса, посмотрел "Код да Винчи". И вот ей-богу, не готов плеваться в темпе марша. Тупой и бестолковый, напичканный историческими анахронизмами и сюжетными нелепостями (особенно трогательно, что церковь в течение тысячелетий пытается уничтожить якобы прямых потомков Христа, чтобы анализ ДНК не подтвердил их единосущность с персонажем Евангелий), но при этом увлекательный фильм. Другое дело, что таких фильмов - сотни, и многие из них - лучше "Кода..." ну хотя бы "Сокровища нации". Да что там - "Двенадцать стульев" - тот же жанр (квест), только благодаря юмору не вызывающий такой агрессивной реакции. Юмор и "Коду да Винчи" не помешал бы. А то как-то грустно наблюдать два с половиной часа, как облезлая Одри Тоту и обрюзгший Том Хэнкс в окружении еще нескольких весьма относительных кинозвезд пытаются продраться через загадки истории к истине, что Христос был земной человек и оставил потомство, которое охранял некий Приор Сиона, а некий Опус Деи в рамках католической церкви пытался это потомство и память о нем уничтожить. Ничего оскорбительного для католицизма в этом фильме я не увидел - во-первых, даже свои нарочито надуманные выкладки авторы вовсе не пытаются выдавать за истину, а во-вторых, в качестве "доказательств" художественной гипотезы используются аргументы настолько поверхностные и легко опровергаемые, что всерьез их может воспринять ну разве что совсем недоразвитый ум. Вот как раз эта поверхностность аргументации гипотезы (в которую автор, что очевидно, и сам заведомо не верит) и спасает сюжет, с одной стороны, а с другой, выводит его за границы какой-либо серьезной дискуссии (хотя продюсеры в рекламных целях все же решили ее раздуть). Этим прежде всего "Код да Винчи" отличается от очень похожих сочинений - "Клуба Дюма" Пересе-Реверте и "Маятника Фуко" Умберто Эко. На месте автора "Отсуствующей структуры" кто другой вообще подал бы в суд на Дэна Брауна за плагиат - слишком уж бросается в глаза сходство "Кода да Винчи" с "Маятником Фуко", причем то и другое не выдерживает никакой художественной критики. При этом задачи у писателей диаметрально противоположные. Эко берет криминальный сюжет, связанный с расследованием деятельности тайных обществ, за основу, чтобы на него нанизать известные ему знания об истории этих обществ и таким образом в занимательной форме приподнести их широкому читателю. При этом Эко первый же иронизирует над "тайным знанием" (в "Маятнике Фуко" есть очень любимый мной эпизод, когда главному герою предлагается измерить расстояние до ближайшего ларька и в полученных результатах найти ключ к гармонии мироздания), а в "Коде да Винчи" ирония если и предусмотрена автором, то исключительно для внутренного пользования, то есть для того, чтобы пересчитывая гонорары, всласть похихикать над легковерными читателями-зрителями (тоже не возбраняется - "на дурака не нужен нож, ему с три короба наврешь - и делай с ним что хошь").

Про то, что в фильме, где вся интрига строится на символическом противопоставлении мужского и женского начала, начисто отсутствует эротика в любых ее проявлениях, а в качестве доказательства основополагающей для сюжета гипотезы используется самые примитивные и лежащие на поверхности факты, безбожно подтасованные - много написано. Про это всерьез нет смысла говорить. У меня другая серьезная проблема. Мне подумалось: вот ведь как - в фильме тайное фундаменталистское течение внутри церкви третье тысячелетие подряд ведет борьбу ни на жизнь, а на смерть за веру в божественную сущность Христа как основу Церкви. А в это время в реальной действительности мусульманские террористы изводят весь цивилизованный мир кровавыми преступлениями, православные строят свои капища практически у стен Ватикана, любое слово в защиту христианства воспринимается в штыки "прогрессивными" новоевропейскими политиками - и все это при благодушном попустительстве Церкви. И никаких радикальных течений внутри нее не возникает - даже на уровне идеологии, не говоря уже о фундаменталистских боевых организациях, которые взрывали бы в ответ на исламистские теракты мечети, убивали бы мусульманских младенцев и восставали бы против агрессивной религиозной экспансии русского православия на запад. Ничего подобного. Как будто так и надо. Ну, может, и в самом деле так надо - посмотрим. Через неделю в прокат выходит "Омен 666".
маски

"Рекордъ-2006"

- лучшая за последние четыре года церемония. Правда, мы с L. так и не поняли, чем так замечательна была неизвестная нам Катя Чехова, что ее выдвинули (в отличие от всех прочих) аж в двух номинациях и в одной даже наградили - за якобы лучший дебютный альбом (в этой номинации Катя Чехова по количеству легальных продаж как бы официально обошла Юлю Савичеву, Стаса Пьеху, Сергея Лазарева и "Братьев Грим"). Еще мы болели за Айдамира Мугу и Аслана Тлебзу в номинации "отечественный рингтон" - просто всех остальных претендентов мы знали, а этих услышали впервые, и хотя музыку даже при оглашении номинаций не разобрали, но уж очень сами имена - Мугу и Тлебзу - понравились, правда, наградили почему-то не их. Зато программа была - ну просто концерт по заявкам: "Корни", "Фабрика", Тина Кароль с великолепной "Show me your love", "Рефлекс" и в довершение всего Кобзон а капелла - Тухманов и "Шумел камыш..." Теперь осталось дожить до премии "Муз-ТВ-2006".

Вместе с тем - худшая вечеринка. Конкретно нам с L. жаловаться еще особо не на что - мы как-то быстро дошли пешком от здания мэрии на Новом Арбате до "Высотки" на Кудринской площади и успели сесть и кое-что съесть, а тем, кто ехал на машине или замешкался после официальной части, вообще ничего не досталось. Кроме коллекции Джо Дассена в качестве музыкального оформления вечеринки. Я и этим доволен - когда-то коллекцию Дассена на 7 кассетах в Петербурге покупал (правда, это было, страшно сказать, больше десяти лет назад), но представителям прогрессивного человечества, могу предположить, пришлось нелегко.
маски

Владимир Войнович в "Школе злословия"

Прекрасная программа. Прекрасная. Замечательный непринужденный разговор - о Солженицыне и его "светлой" и "темной" сторонах, о советской литературе, о том, что такое литература вообще. Но кроме того - разговор на равных, когда говорящие понимают друг друга и когда я, как зритель, понимаю говорящих (обе стороны).

А кроме того - я ведь помню, как в мои школьные годы (вот как сейчас себе представляю - на уроке труда в мастерской) вслух читали "Чонкина", опубликованного тогда в "Юности" с продолжением. Наверное, те, кто родился хотя бы двумя-тремя годами позже, этого даже представить себе не могут.