April 28th, 2006

маски

"Сонечка" Л.Улицкой на Новой сцене МХТ, реж. М.Брусникина

Как обычно в экзерсисах Брусникиной, главным героем становится сам литературный текст, а актеры, очень условно распределенные по персонажам (не наоборот), его разыгрывают, перемежая великолепно исполненными а капелла музыкальными "перебивками" (от Бетховена до Хачатуряна) и подобранными к тому или иному сюжетному повороту по ассоциации литературными цитатами (от Марка Аврелия до Юлиана Тувима, не говоря уже о Пушкине и Чехове). Последнее - особенно в тему, учитывая, что в центре повествования - героиня, которая первую часть своей жизни прожила в мире литературы, прежде всего русской литературы, затем на время вынырнула из него, встретив мужчину и родив дочь. Затем, когда дочь выросла, влюбилась в одноклассницу по вечерней школе (было бы даже странно, если б повесть с названием "Сонечка", целиком построенная на литературных аллюзиях, не содержала лесбийских мотивов), привела ее домой, где, в свою очередь, в нее влюбился и муж главной героини. И тогда Сонечка вернулась к привычным и любимым (и любящим) героям книг. Которых не захотела оставить ни ради своей исторической родины, куда эмигрировала дочь, ни ради Швейцарии, где дочь удачно устроилась на работу в ооновское представительство.

Вообще "Сонечка" - это идеальный и очень благодатный материал для упражнений, так любимых Брусникиной. Потому что здесь как нигде важны интонации, многоголосие, ритм - все это Брусникиной и ее команде (а в "Сонечке" заняты лучшие из ее постоянных актеров - Колесниченко, Ващилин, а также Юлия Чебакова - незабываемая Тома из "Казуса Кукоцкого" Грымова по той же Улицкой - в "Сонечке" ее основной "зоной ответственности" становится сюжетная линия, связанная с Татьяной, дочерью Сони и Роберта) удается отлично. Брусникиной не удаются живые "человекообразные" герои - и когда она берется за соответствующий материал, ее ждет провал. Но "Сонечка" - это литература о литературе. Точнее, о месте литературы (и шире, художественного, вымышленного слова вообще) в реальной жизни; о месте реального человека в вымышленном мире литературных образов. Актерам Брусникой удивительно тонко удается пройти по грани между внутренней самоиронией текста и его нешуточным драматизмом. Это тем большая удача, чем меньше выразительных средств, помимо собственно актерского голоса и, в меньшей степени, пластики задействовано в спектакле: несложная сценография - задник, "супрематистски" стилизованный под мебельную стенку, и несколько белых стульев на черном полу; несложные и довольно условные сценические костюмы (это костюмы актеров, а не персонажей).
маски

Авраам Руссо "Обручальная": презентация альбома

Последняя перед майско-праздничными "каникулами" светская вечеринка в моем расписании. Никогда не жалуюсь на усталость от такой жизни - меня ведь никто не заставляет посещать подобные мероприятия, я это из личного интереса делаю - но тут за четыре дня утомился настолько, что вчера, вернувшись после Руссо, груженый подарками (помимо сувенирной бутылки водки, удалось выпросить еще и косметический набор, который давали только девушкам), почувствовал такое эмоциональное и физическое бессилие, что не стал даже включать компьютер (хотя, помимо ЖЖ, надо было и просто много чего сделать по работе) и сразу заснул.

На ближайшее время - отдых от общественной (в моем случае - скорее, "антиобщественной") жизни и анти-светская диета: буду есть гречневую кашку и запивать молоком.