April 25th, 2006

маски

"Питер FM" реж. О.Бычкова

Все последние дни читал благосклонные отзывы о "Питер FM" и думал: совсем что ли народ сдурел? А нет. То есть, может, и сдурел - но тогда и меня запишите. Да что там, чтоб без ложной скромности - как говорит в таких случаях Верка Сердючка, "внучку Куклачева без очереди пропустите, у меня справка!"

Она радио-диджей, он архитектор, она потеряла мобильник, он его нашел, она выходит замуж, он уезжают по контракту в Германию, он хочет ей мобильник отдать, она хочет его забрать, но они никак не могут встретиться. Собственно, все. На волнах Питер-FM - легкая музыка.

Вместо этих героев могли быть любые другие. Их могли играть какие угодно актеры вместо этих. И текст они запросто могли бы произносить совершенно любой. И даже музыка - как будто действительно случайно из радиоэфира выловлена: от "Мумий-тролля" до песни группы "Пеп-си" "Уступите парню лыжню", всеми, казалось бы, забытой (я б и сам ее забыл - но мне несколько лет назад про нее напомнили, и теперь уж я точно не забуду). Однако все то, что в любом другом фильме меня бы раздражало, здесь не то что очаровало, а как-то успокоило, так ненавязчиво и необязательно, но органично вписались непримечательные персонажи и их неброские исполнители (Федулова, Цыганов, Рахманова, Семакин) в нехитрый сюжет и, главное, в городской пейзаж. Как писала (про тот же город, хотя и про другие события) Анна Ахматова - "отчего же нам стало светло?"

Около пяти лет назад мне довелось беседовать с Юлием Гусманов в его директорском кабинете в Доме кино (было такое время, да) - и он с гордостью рассказывал, что в Доме в туалетах играет музыка, и что это он подсмотрел, ну или подслушал, правильнее, эту фишку за границей и внедрил у себя. Так вот. "Питер FM", если развесить плазменные экраны на стенах, можно в туалете показывать, причем не только в Доме кино (куда уже давно не пускают на порог Гусмана), но и в любом другом сортире. Я это в лучшем смысле, без всякого подъеба, правда-правда. Не так противно было бы среди дерьма находиться. Правда, у эффекта, который дает такого рода кино, есть обратная сторона. В нем все настолько гармонично, настолько благостно, все такие милые - и мужики-алкоголики, и голодные бомжи, и мужиковатые продавщицы пирожков, и менты-недоумки, и жуликоватые уличные бабульки-побирушки, и даже нелюбимый жених - не злодей, не козел, а просто нелюбимый, ну так сложилось - и ничего более, в остальном человек вполне приличный. С тебя как будто защитный купол слетает. А без него и внутри кинотеатра небезопасно находится, а на улицу выходить так просто смертельный номер. Я и не стал - пошел сразу на "Вендетту". Но о ней - отдельно.

Хотя, на самом деле... нет, совсем не телячье-восторженный получился фильм. Еще раз: утопив в реке мобильник, Максим в отчаянии звонит на радио, чтобы дать объявление о розыске Маши - и попадает на саму Машу. И все. В смысле - все хорошо. Но (или я что-то пропустил?) ведь Машу накануне уволили? Значит, они так и не встретились... Максим отказался от контракта и не поехал в Германию, Маша не вышла замуж и осталась без работы, а телефон, который их связывал, канул в Фонтанку, как в Лету.
маски

"V значит вендетта" реж. Джеймс МакТиг

1. "Народ не должен бояться власти. Власть должна бояться народа"
2. "Художник использует ложь, чтобы рассказать правду. Политик - чтобы скрыть ее".
3. "Революция без танцев не стоит того, чтобы ее устраивать"

Содержание двухчасового, даже с лишним, фильма вертится так или иначе вокруг этих трех пунктов. Причем очень быстро становится понятен расклад: власти политиков и лжи противостоят террористы-художники, и именно их поддерживает народ. Из этого следует четвертый, самый примитивный и самый, наверное, основной для сюжета "Вендетты" тезис: "Насилие можно использовать во благо". Благо же понимается как вооруженное восстание против тоталитарного строя. Под тоталитаризмом, в свою очередь - консервативно-религиозное капиталистическое общество, которое управляет народом-быдлом с помощью телевидения (свежо, ничего не скажешь...). Управляет, впрочем, не слишком эффективно - никто ему не верит, и клоун-одиночка (причем не супергерой из комикса, а обычный, хотя и закаленный в огне калека - он обгорел на пожаре лагеря, где власти ставили опыты с биологическим оружием, чтобы потом использовать его против собственного народа) легко и быстро раздувает пожар на горе всем буржуям.

Самое в этом фильме смешное - это то, как видят авторы тоталитарное общество и как представляют себе борьбу с ним. Будто никогда "матрицы" не покидали. Ну хотя бы то, что телепередача, пародирующая узурпатора-канцлера, спокойно выходит в эфир - и уже потом, после эфира, ее ведущего арестовывают. Ага, как же. Хоть бы проконсультировались со знающими людьми, как передачи в телеэфир попадают... Ведущего играет Стивен Фрай, и его герой, как и сам актер - гомосексуалист. Но что характерно - поскольку в тоталитарном обществе, по мнению авторов фильма, естественно, преследуют в первую очередь гомосексуалистов и мусульман, герой Фрая в своем подвале между фотографиями голых мальчиков хранит и рукописный Коран - ну чтобы уж заодно, чтобы двух актеров не задействовать. Что выглядит просто паскудством по отношению к тем, кого не в кино, а на самом деле казнят за гомосексуализм в исламских странах. Но историю с телеведущим-геем стоит пересидеть хотя бы для того, чтобы услышать другую - тошнотворно-сопливую исповедь замученной в карцере лесбиянки. И вот еще какой любопытный момент - в качестве "испытания верности" V проводит свою подопечную через жуткие пытки - но это ничего, это можно - ведь это ради свободы. V - не политик, он художник, его ложь не прячет правду, а открывает ее, он не боится власти, власть боится его, ему нужна революция ради танцев, и он использует насилие во благо. А в чем же тогда разница между V и канцлером-фашистом? В довершение всего, в качестве подобия собственного гимна революционер V использует увертюру Чайковского "1812 год". Бравурная кода которой построена на музыкальной цитате "Боже, царя храни".

Честно говоря, я до последнего думал: не может быть, чтобы столько денег угробили на такую тупость. Ну, может, хоть в финале окажется, что V и злодей-канцлер - одно и то же лицо (даже в комиксах такие герои-антиподы, как правило - родственные души, которых развел случай). На это по ходу фильма был косвенный намек - та самая телепередача, где из-под клоунской маски V выглядывало лицо канцлера. Но нет. Кажется, "Вендетта" - это серьезно. И вооруженные клоуны, и замученные лесбиянки, и "Боже, царя храни"... Даже если где-то глубоко в подтексте авторы все-таки хотели поиздеваться над штампами современного либерализма, играя реминисценциями из Оруэлла и Хаксли - шли бы они в жопу. Я только три дня назад уже слишком хорошо подумал об MTV - так что мой персональный лимит лояльности исчерпан надолго вперед. Если хотят выглядеть мудаками - флаг им в руки и барабан на шею. Если хотят в духе последних модных тенденций вместо того, чтобы расписываться в верноподданничестве властям, отдать голос террористам - получилось. Расписались. Правда, грамотности хватило только на то, чтобы поставить галочку.
маски

"Нос" Д.Шостаковича (концертное исполнение), дир. В.Гергиев (Пасхальный фестиваль)

На вчерашнее открытие Пасхального фестиваля я в консерваторию не пошел - зачем? Все равно показали трансляцию по "Культуре" и Римского-Корсакова со Стравинским можно было спокойно послушать по телевизору дома (тем более, что "Жар-птицу" недавно видел на сцене, хоть и под оркестровую фонограмму), а не после многословных вступительных речей (в том числе поповских). А вот "Нос", к сожалению, не транслировали. Но я рад, что услышал его в живом варианте - опера сатирическая, в ней много музыкальной игры, по телевизору было бы скучно (симфонические антракты еще ничего, а вот сами сцены, конечно, надо наблюдать, хотя бы и в концертном исполнении). Музыка - узнаваемый в каждый ноте Шостакович, много декламации (один из соавторов либретто - Евгений Замятин).
маски

Диана Гурцкая-Андрей Ковалев "Девять месяцев": презентация в "Метелице"

Давно ничего настолько жалкого не приходилось наблюдать. Даже смешно - неплохая песня Брейтбурга на стихи Резника "Двенадцать месяцев" была переписана, что "попасть" в формат сериала "Девять месяцев", потом на нее сняли клип с кадрами из сериала, и устроили его презентацию. Три пиар-агентства с грехом пополам собрали десятка два журналистов.

Смешно получилось со "Скорпионз". Они по сю пору случились в Москве, и их (не безвозмездно для тех, кто их сюда привез, надо думать), затащили на презентацию Гурцкой для поднятия статуса мероприятия. Но самим "скорпионсам", видимо, не посчитали нужным сказать, зачем именно их привели - мол, просто отдохнуть и выпить (хотя они и без того уже еле ноги волочили). На них фотографы как налетели - монстры рока поджав хвост бежали, не присели даже. Ну и все довольны. Журналисты - потому что теперь могут написать: "Скорпионс" опустили Гурцкую. А Гурцкая - потому что теперь про нее хоть что-нибудь напишут. И насрать всем на каких-то престарелых рокеров, которых и в лицо-то никто знать не знает (когда те бежали, им вслед неслись вопросы: а это хоть сами музыканты или менеджеры их?)

Пока L. матерно собачилась с какими-то непонятными малолетками за столиком, мы с парой коллег пытались поплясать под Данко - но как-то не сложилось. А потом, к счатью, нас L.-кин муж увез. Но "Школу злословия" с Константином Боровым я все равно не застал... Нет, у меня к Боровому отношение давно выработано: помимо того, что он вызывает у меня, как и у всех, омерзение сам по себе, я еще ревную к нему девушку моей мечты - Валерию Ильиничну Новодворскую. В случае со "Школой злословия" мне просто интересно, как себя тетушки вели - опускали его, как какого-нибудь Комиссарова, или всплескивали ручками в восторгах, называя Константина Натановича приемным отцом русской демократии?