April 22nd, 2006

маски

Кинонаграды MTV

Итоги киносезона по версии МТВ: Бондарчук пьет, Мила Йовович бойко лопочет по-русски с жутким украинским акцентом, Бачинский+Стиллавин - мудаки, а Хабенский - пидор (последние два пункта - на выбор).

Вечеринка в как обычно тесном и жутком Fabriq'е. Коктейли, мы пьем коктейли. Но я и тут продолжаю сомневаться, что Федор Бондарчук на самом деле был на церемонии пьян в говно, а не просто подыграл организатором. Потом что я достаточно хорошего мнения всегда был об MTV. А то ведь получается - если б Бондарчук не нализался в хлам, на церемонии вообще ничего стоящего внимания не было бы?

Так, хотя бы, после его блистательного выступления (а Бондарчук вручал первую номинацию - "Женская роль" - еле вышел на сцену, объявил Жанну Фриске еще до того, как перечислили претенденток, потом просто забыл, зачем вышел, начал кричать "Ребята, мы живы!" и, заблудившись, долго не мог найти дорогу к своему месту в зале) всем последующим участникам шоу было о чем поговорить.

С другой стороны, после Бондарчука Бачинский и Стиллавин как ни рвали задницы сострить - ничего не выходило, никто уже так не смеялся. (В порядке самокритики они заметили: "Слышите чавкающие звуки из туалета? Это сосет камеди-клаб!" - хотя на самом деле сосали они сами, возможно, и у камеди-клаба тоже). Видимо, размышления о лучших кинопоцелуях с выводом по адресу лауреата Хабенского "Выходит, ты, Костя, пидор?" - это была отчаянная попытка хоть как-то спасти свой имидж. Очевидцы уверяли меня на афте-пати, что Хабенский, услышав в свой адрес "пидор" (пусть даже и с вопроительной интонацией), позеленел. А чего зеленеть-то? Дело житейское.

Я, возможно, в формате МТВ чего-то не догоняю. Хотя побывал вот в прошлом году на ЕМА в Лиссабоне. У них там, как ни странно, все настолько прилично, что даже скучно. Одна Мадонна с какой-то длиннющей телегой о голодающих детях чего стоила. В России на эмтивишных церемониях о голодающих детях и прочей такой фигне, к счастью, не вспоминают - то есть, по крайней мере, обходятся без лицемерия и без занудства. Даже когда Дюжев начинает говорить о Страстной пятнице - это смешно (особенно в благодарственной речи за лучшую комедийную роль). Но наблюдается крен в другую крайность. Я еще понимаю Тутту Ларсен, которая выходит на сцену босиком с босоножками в руках, чтобы вручить премию "признание поколения" Сергею Бодрову, которую даже некому получить, потому что сам лауреат награжден посмертно, а других желающих не находится. Но зачем хиппует Эрнст? На него МТВ вообще плохо действует - во всех других своих проявлениях это абсолютно вменяемый современный управленец и в своем роде талантливый человек, но как попадает на МТВ - то начинает вспоминать, как "курил, но не затягивался" и встает на колени перед престарелыми рокерами (это было а прошлогодней RMA), то, подхватывая начинание Дюжева, про Страстную пятницу вспоминает...

Последнюю номинацию должны были вручать втроем Шахназаров, Жириновский и Юргелас, но я не увидел на сцене Юргеласа - может, ему стало стыдно? (хотя, по моим наблюдениям, он не из стыдливых). Доктор Курпатов удачно выступил. Жанна Фриске после церемонии потеряла свой приз, спрашивала всех: никто не видел мой приз? если видел - верните, это мой. А мы с L. все-таки полетели пулей в клуб на вечеринку, где меня наперебой уверяли в том, что с самого начала твердила L.: Бондарчук не специально так себя вел, и никто его нарочно для смеха не поил - он просто вот такой. А я все равно не хотел никому верить - я ведь по-прежнему придерживаюсь лучшего мнения о российском МТВ.

Уже после церемонии замечательно и очень точно сказал по поводу Кинонаград-2006 актер Александр Лыков (передаю его выступление близко к тексту): то, что сегодня случилось, показало, что есть что-то, к чему мы подошли очень близко, мы не наблюдали того, что должно быть, но оказались где-то рядом, и теперь мы знаем - оно есть и, возможно, когда-нибудь проявится.
маски

"Трудные родители" реж. Жозе Дайан

Фильм по известной пьесе Жана Кокто (другой перевод - "Ужасные родители") о любви матери к своему 22-летнему сыну, которая явно переходит границы материнской. До того безобразия, которое с этой пьесой устроила одна московская антреприза (спектакль "С ума сойти!", где Мишеля играл Дмитрий Дюжев, героинь-сестер - Чурсина и Богданова, Жоржа - облезлый Александр Дик, а единственным светлым пятном была Елена Захарова в роли Мадлен) фильму далеко, но все равно это еще одна неудачная постановка Кокто. Хотя Жанна Моро играет Лео, сестру главной героини как воплощение земной мудрости: Лео (а Моро здесь намного старше, чем положено быть ее героине) как будто всех видит насквозь и наперед знает, что будет - это ее выделяет среди всех остальных действующих лиц, что истории на пользу не идет. Зато остальные актеры на фоне Моро совсем блеклые: и Мишель (довольно симпатичный черненький парень - не более того), и Мадлен (какая-то пришибленная девица), и Ивонн с Жоржем. Николь Гарсия (Ивонн) неумело косит под Фанни Ардан, которая, по-хорошему, и должна была эту роль играть. Ключевая фраза пьесы, которую наши антрепренеры перевели как "С ума сойти!", в переводе этого фильма звучала как "Безумие!" (А в самой первой постановке "Ужасных родителей", которую я видел в 15 лет в ульяновском драмтеатре, ее произносили как "Это невероятно!").