April 21st, 2006

маски

"Счастливое число Слевина", реж. Пол МакГиган

От Джоша Хартнета даже с переломанным носом - глаз не отвести, а он еще и добрых полчаса ходит, только слегка полотенцем прикрытый, и у него просто прелестный плоский слегка волосатый животик. Но, в отличие от предыдущего фильма МагГигана с Хартнетом в главной роли (http://users.livejournal.com/_arlekin_/187456.html?nc=3) достоинства "Счастливого числа Слевина" не ограничиваются мордашкой и телосложением Джошика. Хотя, конечно, все претензии, которые к картине предъявляют, по своему справедливы.


Да, сюжет чересчур замороченный. Сначала вроде бы главари двух враждующих мафиозных кланов - как их называют полицейские, "темных", то есть негров - это Морган Фримен (Босс) - и "мелкошапочников" - то есть евреев - это Бен Кингсли (Раввин; "А почему раввин?" - "Потому что он раввин...") героя Хартнета, простого парня, приняли за другого парня и заставили в счет уплаты чужого долга совершить заказное убийство. Босс в отместку за своего убитого сына заказал сына Раввина, Ицхака Голубка ("А почему голубок? - "Потому что он голубок" - "В смысле - у него крылышки?" - "Нет, он гомосексуалист"), причем убийство должно быть обставлено как результат ссоры двух геев во время неудачного свидания. У Раввина на этот счет, разумеется, совсем другие планы. А потом вдруг оказывается, что все совсем наоборот. Что главари мафии - сами жертвы дьявольского плана кровной мести подросшего мальчика, пострадавшего от мафиозной жестокости, и добродушного киллера, пожалевшего в свое время малыша и, вместо того, чтобы убить, выпестовавшего его на горе своим давним клиентам.

Да, в игре словами авторы сценария явно заигрались. Помимо уже упомянутых "стендап-камеди" на беспроигрышные темы еврейства и гомосексуализма, в ходу афористические реплики типа: "Твой нос пострадал из-за твоего рта".

Да, по части киноцитат, причем не только скрытых, для киноманов, но и напрямую озвученных, для лохов, тоже перебор: тут тебе на выбор и Хичкок, и вся бондиана (причем по ходу дела герои обсуждают, кто из актеров лучше сыграл агента 007), а, учитывая вынесенную в финал завязку истории, еще и "Леон" Люка Бессона.

Но могу сказать за себя: я страшно доволен остался, что Джош Хартнет замочил всех уродов, а его старший друг Брюс Уиллис позволил ему и дальше строить семейное счастье с Люси Лиу. Можно сказать - это голливудский штамп. А можно сказать - шекспировский масштаб, в котором растворяются все мелкие нелепости и неувязки. Тут тебе и чересчур замороченный сюжет, и словесные игры, и насыщенность цитатами, и гора трупов, и запоздалое, но неизбежное торжество правды - чем не Шекспир?
маски

"Дон Карлос, инфант Испанский" Ф.Шиллера, национальный театр Мангейма, реж. Йенс-Даниэль Херцог

Пример того, как не надо организовывать гастроли. Информации - никакой, соответственно, с трудом кое-как заполняли партер студентами и "театралами"-халявщиками. Пьеса - такая, что не каждый специалист по немецкой литературе, не говоря уже о нормальном зрителе, захочет смотреть ее постановку, да еще продолжительностью четыре часа (на деле оказалось чуть меньше, но все равно - не любому под силу такое испытание). В довершении всего - комплектов наушников раза в несколько раз меньше, чем мест в зале. И, конечно же, мне, вечному "счастливцу", наушника не хватило. Впрочем, накопленный годами опыт меня не подвел: я безошибочно вычислил местонахождение в зале будки переводчика, отыскал свободное место рядом с ней и слушал перевод без посредничества радиотрансляции, что намного удобнее, так что даже когда к началу второго акта от собравшейся публики осталась едва ли четверти и на сцене людей было немногим больше, чем в зале, я не стал брать освободившиеся наушники, обошелся тем, что переводчики по очереди бубнили мне практически в ухо.

Почему народ убегал с представления такими толпами, я не понял. В конце концов, те, кто пришел, должны же были примерно представлять, что им покажут. Я-то как раз увидел то, что предполагал: средний, в соответствии с театральным евростандартом изготовленный спектакль; по-своему (но только "по-своему) образцовую современную постановку классического текста. Условные, почти не привязанные ни к каким историческим и географическим реалиям костюмы, аксессуары (самый приметный - глобус на подставке, которую вывозит на сцену маленькая инфанта) и декорации - динамичная конструкция занавесов из плотной ткани. Как непременный элемент "современности" - обнаженка, причем "непопсовая": "попсовая" - это когда на сцене раздевают молодых красивых мальчиков, а тут обнажается исполнитель роли короля Филиппа II Юрген Хольтц, которому, вероятно, лет семьдесят, не меньше, и зрелище это, что вид спереди, что вид сзади, не для слабонервных - а прием вполне самодостаточной и особой художественной необходимости в нем нет. Актеры, впрочем, более чем приличные, особенно исполнители ролей маркиза де Поза, мальтийского рыцаря и друга Дона Карлоса - Флориан Ланге (сам Карлос, Кристиан Хокенбринк, какой-то уж очень потертый, как будто побитый - совершенно негероическая личность, даже на психопата стоящего не тянет - так, вероятно, и задумано, чтоб "современнеее" было), королевы Елизаветы Валуа, молодой жены короля Филиппа - Штеффи Лойе, ну и уже упомянутый Юрген Хольтц в роли короля.

В целом спектакль внешне мало отличается от постановок, к примеру, Деклана Доннеллана или какого-то другого "режиссера из супермаркета". Ну разве что Херцог чуть вдумчивее, чем какой-нибудь Доннеллан, подходит к содержательной основе материала и внимательнее относится к деталям (если уж в руках у персонажей появляется какой-то предмет - то он непременно обыгрывается: ворох компрометирующих писем выглядит как бальный веер; ручкой, используемой для подписи, имитируется кинжальный удар в сердце и т.д.). Но суть режиссерского замысла сводится в таких случаях всегда к одному: смыть с архаичного шедевра вековой налет, раздеть (не только в переносном смысле) королей и маркизов догола, так, чтобы обнажилась их человеческая сущность, чтобы в престарелом короле и его проблемных отношениях с сыном от первого брака и молодой женой можно было "узнать" житейскую историю, к примеру, современного капиталиста-пенсионера и наследников его финансовой империи, а то и, чего доброго, бандитского пахана и его шайки. Но драма, даже если это не "мещанская трагедия", а написанная ямбами драматическая поэма - не опера, это материал сам по себе менее статичный, более содержательный, и механический подход здесь, в отличие от оперы, где любое режиссерское решение так или иначе воспринимается только внешним "оформлением" музыкальной концепции, работает еще хуже. В этом смысле, хотя лично я и не скучал (не видя и не читая пьесы раньше и, имея самые общие представления о сюжете, просто с интересом следил за историей борьбы "власти и страсти"), постановка произвела впечатление довольно чего-то довольно тоскливого. Не столько сама по себе, сколько как образчик того драматического театра, который по сегодняшним стандартам принято считать "современным".
маски

"Валентина Леонтьева. Жизнь после славы"

Мало было Гундаревой - теперь про Леонтьеву все говно, которое накопали, вывалили. А может, и не все - но посовестились (или испугались - родственники Гундаревой, говорят, затеяли суд по поводу "Тайной жизни королевы"). На самом деле дела у Валетины Михайловны последние годы обстояли еще хуже, чем показано в фильме. Бедная Леонтьева.