April 20th, 2006

маски

"Не пойман - не вор" реж. Спайк Ли

Под видом маляров четверо налетчиков (в главе с небритым Клайвом Оуэном) захватывают в банке заложников и водят за нос полицию (в лице Дэнзела Вашингтона и его "белого брата" Уиллем Дефо), а в это время благообразный и седовласый владелец банка (Кристофер Пламмер) нанимает бессовестную проходимку (Джоди Фостер), чтобы уберечь и от грабителей, и от полиции спрятанный в банке документ, свидетельствующий, что все состояние банкира основано на деньгах, полученных во время войны от нацистов, а также кольцо французского банкира-еврея, бывшего когда-то ему другом и присвоенное им после того, как немцы сгноили банкира и его жену в концлагере.

Даже в качестве просто "фильма про ограбление" это намного лучше, чем "...дцать друзей Оушена", "Бесшабашное ограбление" и т.п. Но помимо этого есть два важных момента, делающих фильм особенно интересным. Первый (роднит картину с оскароносным "Столкновением") - ироничный взгляд на межнациональный мир в США: с одной стороны, Нью-Йорк - это "кипящий котел", где на улице запросто можно встретить человека, который опознает албанскую (например) речь, а вообще, помимо просто "белых" и "черных", а также латиносов, в сюжете задействованы религиозные индусы, евреи, албанцы, поляки - целый интернационал; в то же время очень смешно (когда это в кино, а не рядом с тобой происходит) наблюдать, чего стоит и на каких соплях держится эта показушная толерантность. Второй - восприятие жизни как телешоу: все герои оперируют опытом, полученным из телепередач, следят за событиями по телетрансляции, а едва спасенные заложники сразу задают вопрос: а меня покажут в новостях?

Ну и кроме всего прочего, это фильм без героя. Когда к юбилею Фрэнка Синатры показывали снятый полвека назад фильм "Внезапный", где тоже рассказывается о захвате заложников:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/490209.html?nc=4

пафос был понятен: "вспомните, как много есть людей хороших, их у нас намного больше, вспомните про них". Спайку Ли вспомнить некого. У него продавшему совесть за нацистские деньги банкиру и его еще более бессовестной "спасительнице" (которая держит в кулаке всю элиту: у всех грехи, все повязаны и все покрывают друг друга - через ее посредничество: теперь и банкиру предстоит дать поручительство для покупки квартиры в Нью-Йорке племяннику Бен Ладена) противостоят не "чистые руки и горячие сердца", а ограниченно-совестливый гангстер, который, конечно, ворует у вора (иначе ему совесть не позволяет) - однако делает это все-таки не столько по идейным соображениям, сколько корысти ради; а еще профессиональный и сравнительно честный полицейский, который, однако, хочет получить повышение по службе и жениться на любимой женщине гораздо больше, чем вывести на чистую воду военного преступника, и с которым в итоге тоже можно договориться.

По сравнению с предыдущим фильмом Спайка Ли о беременных лесбиянках
(http://users.livejournal.com/_arlekin_/270909.html?nc=5)
этот даже приятно смотреть. Вот только взгляд на природу человеческую у Спайка Ли беспросветно черный.
маски

"Мarienbad" по Шолом-Алейхему, Студия театрального искусства Сергея Женовача, реж. Е.Каменькович

Жанровый подзаголовок "путаница в 37 письмах, 12 любовных записках и 47 телеграммах" - поневоле провоцирует на сопоставление с "путаницей в двух частях", как обозначил жанр своей постановки "Предбанник" Сергей Юрский. Однако тут совсем другая путаница: у Юрского - попытка (не самая удачная) зафиксировать распад космоса и возвращение его (на социальном, на экзистенциальном, на эстетическом уровне) к состоянию хаоса; у Каменьковича все скромнее и проще - ближе к формату еврейского анекдота, ну или, если смотреть чуть глубже, еврейского же варианта "Опасных связей", но все равно решенного в анекдотическом ключе. Мариенбад - это не просто курорт, это место, где в представлении героев возможно исполнение любых желаний, от самых простых (поправка здоровья) до судьбоносных (выдать замуж дочерей). Туда отправляются жители еврейской улочки Варшавы: Шлойма Курлендер отпускает на курорт свою жену Бейльцю, но, ревнуя, доверяет не ей, а своему знакомому Хаиму Сорокеру. И вдруг узнает от жены, что Хаим сам не прочь за ней приударить, и доказательства тому - его письма. В отместку Шлойма ставит на письма фальшивые подписи и передает их мужьям других уехавших в Мариенбад женщин - ну чтобы не так обидно было. Отсюда и путаница. Довольно веселая, впрочем, и с хорошим концом.

Как и "Мальчики" самого Женовача (http://users.livejournal.com/_arlekin_/569614.html?nc=4)
"Мarienbad" по своей художественный природе - студенческий спектакль. Его главная задача, все-таки - продемонстрировать возможности участников. Потому что если предъявлять к нему требования другого рода - постановка их может и не выдержать: текст, конечно, подвергся сокращению - но можно было бы урезать еще больше, сократить раза в полтора-два число действующих лиц, избавиться от побочных сюжетных линий, за счет этого замедлить темп действия, который (поскольку артисты стараются произнести за единицу времени как можно больше слов) явно выше предельно допустимого (а спектакль при этом, особенно в первой его половине и даже больше, до момента, когда Шлойма получает от жены разоблачающее Сорокера письмо и начинает "мстить", кажется затянутым). Но демонстрация выучеников Женовача проходит с блеском. Может, эти вчерашние студенты еще и не все знают и не все умеют (хотя... а сколько сегодня 30-35-летних артистов, уже как бы "звезд", которые вообще никуда не годны?), но зато живые, азартные. В "Мариенбаде", в отличие от "Мальчиков", заметнее разница актерских возможностей бывших однокурсников. Сергей Аброскин, запоминающийся своим "собачьим" этюдом по мотивам Достоевского (он в "Мальчиках" играет Перезвона, которого умирающему Илюше пытаются выдать за погибшую Жучку), в роли Калмена, одного из "обманутых" мужей, выглядит довольно бледно. Григорий Служитель в роли Хаима Сорокина, наоборот, раскрывается интереснее. Тихон Котрелев (Шлойма), честно говоря, не сказать, что потрясает - добротная средняя игра и не больше. Зато Александр Лутошкин (Гирш Лойферман) в роли, которая не больше, чем у Аброскина, запоминается (интересно - а шрам на щеке у него настоящий или это грим, часть придуманного образа?). Ну а Андрей Шибаршин и Сергей Пирняк - это явные "звезды" Студии, хотя лично у меня к ним сложилось разное отношение (Шибаршин, кажется, слишком "старается", ему бы расслабиться чуть-чуть, поспокойнее себя вести на сцене, и не только в этом спектакле, а вообще; Пирняк - наоборот, самый интересный молодой актер из тех, кого я видел за последнее время). В "Мarienbad'е" они "ходят парой", играя попеременно то еще двух "обманутых" мужей, то, переодеваясь в белые платьица и смешные черные парички, их якобы "неверных" жен. Прием, сам по себе уже доставший всех, но здесь он кажется уместным, оправданым и незатертым.
маски

"Очень страшное кино-4"

Наверное, это одно из свидетельств моей деградации, но каждая следующая серия "Очень страшного кино" мне кажется симпатичнее предыдущей. От первой меня просто тошнило - буквально. А теперь - ничего, даже весело. Хотя приколы про сопли и испражнения по-прежнему занимают свое почетное место. Также присутствуют плоские и предсказуемые, но по-своему яркие элементы политической и социальной сатиры (Лесли Нильсен в роли непроходимо тупого президента США). Но есть и действительно остроумные моменты, где подмечены "выдающиеся" эпизоды фильмов-объектов пародии. И что особенно приятно, помимо обещанных "Войны миров", "Пилы" и "Таинственного леса" (он же деревня) в поле зрения Дэвида Цукера попали "Малышка на миллион" и, простите "Горбатая гора". Я давал зарок не возвращаться к этой теме, но ей-богу, это очень смешно, когда ковбои, помимо того, что голубые, еще и черные!