March 24th, 2006

маски

"Самоубийца" Н.Эрдмана в РАМТе, реж. В.Смехов

Смехов поселил Подсекальникова в старинный дом, вероятно, бывший купеческий особняк, в полукруглую залу с дорическими колоннами, и уложил его с супругой Марией Лукьяновной в кровать под балдахином. Но времена коммунальные - и между колоннами натянуты веревки, на которых сушится белье, а балдахин в финале упадет на героев Эрдмана, накроет их с головами и обнажит огромное изваяние рукопожатия с серпом. Так же Смехов обошелся и с текстом пьесы: он переложил его интермедиями самого Эрдмана, которые разыгрывают "артисты оригинального жанра" в костюмах не то авангардного театра, не то молодого советского цирка, декорированных супрематистскими орнаментами (впрочем, беспредметные композиции а ля Любовь Попова украшают даже гроб Подсекальникова, отсылая при этом, видимо, к Мейерхольду). Интермедии эти - как белье на веревках между колоннами: они, можно сказать, нужны и даже необходимы, поскольку белье действительно нужно стирать и сушить - просто дорические колонны без веревок с тряпьем выглядят лучше (даже если они сами по себе - слегка обветшалые, так же как колонны коммунального дома, где прописаны Подсекальниковы). Помимо интермедий, в спектакле вообще много избыточного, лишнего: не только пафосный финал, когда "слепые" персонажи с повязками на глазах на ощупь бредут к авансцене на фоне киноэкрана с хроникой 30-х годов, но и более мелкие детали (даже соседок, которые приводят на постой к Подсекальникову глухонемого мальчика, оказывается две, которые, как Добчинский и Бобчинский, на два голоса твердят одно и то же). Однако же при всем этом постановка могла бы показаться если не шедевральной, то вполне симпатичной, если бы все актеры работали на должном уровне. Но Алексей Розин, такой искренний в "Зиме" Гришковца, до роли Подсекальникова просто не "дозрел" по возрасту, а остальные или какие-то совсем еле живые, или, наоброт, так перенапрягаются, что смотреть на них невозможно. И к тому же за мельтешением персонажей и нарочито "игровым" решением человеческое содержание пьесы как-то затерялось - в этом плане постановка Смехова проигрывает спектаклю Романа Козака,
(http://users.livejournal.com/_arlekin_/492060.html?mode=reply)
который все уже успели обругать, который, не настолько "живенький", как РАМТовский, но определенно более содержательный.