March 11th, 2006

маски

"Мораль пани Дульской" Г.Запольской в Театре им. Моссовета, реж. П.Хомский

Много лет назад я видел эту же пьесу в постановке Ульяновского облдрамтеатра - традиционный сравнительно крепкий провинциальный спектакль, сделанный даже не главным режиссером. В Театре Моссовета "Мораль..." ставил главный режиссер - но в остальном все то же самое, только актеры и особенно актрисы хуже играют. Это не касается Валентины Талызиной в роли пани Дульской - все-таки масштаб личности никуда не исчезает, хоть Валентина Илларионовна уже довольно давно не дружит с головой (в чем я на личном опыте убедился года три назад, когда она вдруг, оборвав телефонное интервью на середине, сказала мне: "Ну все, а то я опоздаю в зоопарк" - и повесила трубку; хотя после того, как недавно Людмила Касаткина в середине февраля поздравляла меня с Новым годом, случай с зоопарком несколько утратил актуальность). Проблема в том, как масштаб Талызиной, не игравшей на моссоветовской сцене больше 10 лет (и за эти годы, кажется, вообще сыгравшей только одну драматическую роль - в набоковском событии в "Школе современной пьесы" - великолепном и безвременно почившем спектакле), использует Павел Хомский.

А Хомский, по собственному обыкновению, во-первых, накручивает на сюжет элементы дешевого шоу (на сей раз это кафешантанный канкан, в безнадежно провальной "Роковой опечатке" это был цирк, ну и т.д.), во-вторых, разворачивает социальную подоплеку пьесы в психологическую плоскость. Точнее, пытается развернуть, поскольку процесс сводится к тому, что жадная фарисейка пани Дульская превращается в заботливую мать семейства и все свои козни строит не в силу своего поганого тиранического характера, а исключительно из любви к детям и из стремления оберечь их от опасностей окружающего мира. А вообще она очень даже ничего себе бабенка - надо видеть, как она делает зарядку под "Танец маленьких лебедей". Все остальные участники спектакля существуют на добротном провинциальном уровне. Ольга Кабо, поскольку играет недалекую и склонную к блядству красавицу-племянницу, в роскошных вечерних платьях и шляпках с перьями смотрится еще выигрышно, благо больших усилий роль от нее не требует, но все остальные... Да еще этот канкан - нет, отчасти он уместен, поскольку Збышко, беспутный сын пани Дульской, сделавший ребенка служанке Ганке, проводит свободное время именно в кафешантане, но, для начала, кафешантан - это все-таки не бордель, где полуголые балетного телесложения парни лапают разряженных в бахрому бабенок, а потом, если уж кафешантан - тогда ни к чему нагнетать в польской ретро-мелодраме, не более сложной, чем латиноамериканские сериалы, трагедию шекспировских масштабов, где героиня Талызиной - чуть ли не король Лир и одновременно найденовский Ванюшин, только в женском наряде. Выходит местами - оперетка, местами - трагедия, а в целом - ни рыба ни мясо. Плюс совсем уж не уместные в подчеркнуто традиционалистском спектакле ("реалистическая" сценография, актерский психологизм) антрепризные по духу приколы типа "Надо было меня кормить детской мукой Нестле" или "губки бантиком, бровки домиком".

Но это и не провал - слишком мелко для провала.