March 7th, 2006

маски

"Князь Владимир"

Подкупленный врагами-печенегами оборотень-жрец из некоммерческой организации "Славянские волхвы" своей шпионской деятельностью пытается подорвать мощь правящей партии "Единая Русь".

Вообще по поводу этого мультика даже трудно иронизировать - настолько в нем отсутствует почва для юмора как такового. Хотя внешне даже персонажи есть смешные - два здоровенных детины "сила есть - ума не надо" (они сами так о себе говорят!), которые ни на что не годны и думают только о жратве, однако когда надо Русь оборонить от ворога, они одним махом всех побивахом - видимо, братья символизируют собой русский народ (патриотично, ничего не скажешь). Есть еще много других героев - помимо того самого жреца Перуна, он же оборотень, он же государственный преступник, шпион и убийца, это маленький мальчик, ставший жертвой большой политики, попавший в рабство, выкупленный греком-византийцем и вернувшийся на родину, старичок-боровичок Боян, несколько странный полувменяемый воевода, ну и сам Князь Владимир - добрый и хороший, хотя позволил убить родного брата на собственных глазах. Еще, отправясь в трудный для родины час на охоту (!), князь столкнулся там с диким быком, который с разбега боднул будущее Красно Солнышко в лобешник. Видимо, впоследствии именно это исторической обстоятельство определило решение князя о принятии Русью православия. Но это будет в следущей серии. Пока с Евангелием, подаренным византийским греком, носится только вернувшийся из полона маленький мальчик Олегша.

Вообще попытка примирить историзм с мультяшным вымыслом закончилась в "Князе Владимире" катастрофой исторического масштаба: полным отсуствием и историзма, и иронии по отношению к нему, и логики характеров, и сюжетной динамики, и вообще хоть какой-то осмысленности происходящего. Сплошные эпизоды, очень условно друг с другом связанные, скорее по ассоциации, чем причинно-следственно; образы, появляющиеся ниоткуда и никак дальше не развивающиеся, вторичный и жутко эклектичный изобразительный ряд (одни герои нарисованы в стилистике советских мультфильмов на былинные сюжеты, другие - в чисто диснеевской манере), вторичная музыка, дебиловатый, одновременно и анахроничный, и непародийный неостроумный текст - как будто его писал Виталий Безруков.

Из голосов только Лев Дуров понравился. Остальное - сплошная фальшь.
маски

"Темные силы" реж. Джон Фоссет

Мама с девочкой приезжают в глухое приморское местечко в Уэльсе к папе, с которым мама в разводе. В этой глуши кроме них, еще одного пожилого местного мужика и стада овец - ни души. Однако девочка пропала, и, как оказалось, ее утащила в царство мертвых, кельтскую "аннуну", замученная насмерть дочка пастыря-сектанта, проповедовавшего избавление от земных страданий путем самоубийства, а на самом деле приносившего в жертву загробному миру живых людей, "овец" своего духовного "стада", чтобы таким образом, в соответствии с древними валлийскими легендами, вернуть к жизни собственную дочь. И дочь вернулась с того света - но принесла в себе часть вечной тьмы. Осознав это, несчастная мать сама отправляется в царство мертвых - вызволять дочь, погубленную вечноживой девочкой и призраком ее папаши-сектанта.

Две трети фильма дело идет как в обычном и достаточно тупом мистическом триллере. Тем более, что репертуар приемов-пугалок у режиссера небогатый: резкие смены планов, неожиданные громкие звуки - да пожалуй что и все. И вдруг на втором часу один фильм как будто превращается в другой, действие распадается на три плана - прошлое (где вышеупомянутая мать-одиночка вела себя эгоистично, а страдающая девочка, мечтающая избавиться от матери и жить с отцом, пыталась покончить с собой), настоящее (совместные поиски отцом и матерью пропавшей дочери) и вневременное, или царство мертвых (где, как выясняется в финале, происходит страшная подмена: в тело погибшей дочери вселяется истосковавшаяся по семейному теплу замученная дочь сектанта-садиста, а мать жертвует собой ради нее, думая, что возвращает к жизни собственного ребенка). Это настолько неожиданно и драматично, что даже удивительно, почему режиссер не воспользовался возможностями сценария (в основе - видимо, неплохой, по крайней мере на уровне замысла, роман Саймона Магинна "Овцы") и разыграл его как вторичную и дешевую вариацию на тему "Темные воды".
маски

Министр образования Андрей Фурсенко в "Школе злословия"

В Правительстве РФ много всяких разных министров, различного уровня компетентности, демократизма, фотогеничности и владения родной речью. Среди этих разных министров есть два клинических мудака: министр культуры и министр образования.

Наверное, российское правительство в этом плане уникально: на фоне руководителей ведомств, отвечающих за образование и культуру, руководители какого-нибудь Госкомспорта или Минтяжпрома (или как они там сейчас называются?) выглядят не то поэтами, не то еврейскими профессорами. А Фурсенко туп настолько, что даже когда он механически повторяет правильные по сути слова, эти слова автоматически превращаются в бред, не подлежащий осмыслению.

Но в последней "Школе злословия" меня порадовало другое. А именно - признание ведущих, что именно есть "Школа злословия": "Здесь, на этом квадратике - то место, где осуществляется свобода слова" - заявила тетя Таня. Обрадовался я (и одновременно огорчился), поскольку подтвердились мои предположения сделанные после одного из первых выпусков программы в нынешнем телесезоне, что "Школа злословия" превратилась в "зоопарк свободомыслия", и именно это, а вовсе не раскрытие гостей как личностей, входит отныне в задачи ведущих:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/443855.html?nc=30

По поводу "квадратика свободы слова" могу рассказать, как это называется в журналистской практике, "смешной случай". Когда "Школа злословия" только-только запускалась - еще на канале "Культура", в 2002-м - я должен был поехать на съемки одного из шоу первого цикла и сделать небольшой репортаж. Но в тот день я проснулся еще позже, чем обычно, на улице лил дождь, грязь была непролазная... Короче, никуда я не поехал, а позвонил на мобильный шеф-редактору и попросил позвать к трубке для небольшого разговора одну из соведущих. Подошла Татьяна Никитична, мы вполне нормально (меня, по крайней мере, все устроило) пообщались... Вот только прежде чем отвечать на каждый мой вопрос, Татьяна Никитична спрашивала находившегося поблизости редактора: "А об этом я могу говорить? А об этом я могу говорить?"

Передачка, однако, была хорошая. Сейчас, в общем, тоже не то что бы совсем плохая. Такая, как сейчас, тоже нужна. Но ту, что была, жалко. Та была интереснее. И люди туда приходили интересные. И говорили об интересном. А не об одном и том же: о партии "Единая Россия" и отсутствии свободы слова.

А после "Школы злословия", прямо сразу, в программе "Все сразу", рассказали и показали, что Дуня Смирнова как сценарист и режиссер выпускает свой собственный фильм. В главных ролях - Михаил Пореченков и Анна Михалкова.