March 2nd, 2006

маски

Тамара, царица грузинская ("образцовая во всех отношениях драма")

Побывал на представлении пьесы Paporotnik'а "Царица Тамара", им самим поставленной в гостиной Дома актера. Больше года назад здесь же он устраивал читку, в которой участвовали Анатолий Белый и Вера Воронкова. В готовом спектакле (все по-взрослому: сценография, костюмы, свет, музыкальное оформление) Тамару очень неплохо играет Наталья Чернявская, Демона Егор Баринов, поэта - оставная звезда Театра Виктюка Фархад Махмудов, которого, оказывается, до сих пор продолжают заваливать цветами поклонницы. От первоначального позапрошлогоднего состава остался Паж - мальчик Витя, paporotnik'овский студент, который за год с лишним, похоже, так ничему толком, кроме как ходить полуголым, не научился, да к тому же еще наел пузико (что, впрочем, для 18-летнего по-своему даже мило).

Пьеса-то, прямо скажем, революции в мировой драматургии не делает. С одной стороны, довольно обычное для эпохи римейков сочинение на классический сюжет лермонтовского "Демона". С другой - отличающееся от других произведений современной драматургии такого рода каким-то наивным символизмом и склонностью к архаично-многословным красивостям (Едва ли не половину текста пьесы составляют стихи поэтов "серебряного века"). Что отчасти оправдано темой. Три главных персонажа (паж - фигура служебная, а горный дух, поющий и танцующий Вячеслав Стародубцев, фигура абстрактно-символическая и во внешнем сюжете не участвующая, а присутствующая больше для т.н. "атмосферы") представляют собой треугольник - отчасти любовный, но в большей степени идейный. Они не столько ревнуют друг друга, сколько размышляют и дискутируют. В центре их внимания - категория истины (ну о чем еще могут заботиться царица, поэт и демон в прекрасном горном замке, как не об истине? само собой, им там и заняться больше нечем), для Поэта истина тождественна красоте, для Демона - мудрости, для Тамары - любви. Опять же - никакого философского откровения эта триада не предполагает, но послушать поэтичный диспут до некоторой степени занятно. Прежде всего благодаря сценографии Вадима Таллерова. В силу малобюджетности проекта (хотя даже и незначительные по деньгам министерские гранты на подобные затеи давать мне кажется дикостью) оформление сцены небогато, но очень точно отражает суть конфликта. Пространство пьесы - условный Замок, топос для поэтического театра мифологизированный уже до неприличия и обросший огромным количеством коннотаций. (Замок как отграниченное от внешнего мира, "замкнутое" пространство - и в то же время дом, где готовы принять благородного странника; Замок как фантомный объект стремления, до некоторой степени кафкианского - и как тюрьма для тела и для души; Замок как архитектурное сооружение и как символ вневременного, внеисторического, "вечного" бытия; Замок как жилье людей - и как обитель духов, призраков, бесплотных созданий; и т.д...) Но художник решает этот пространственный образ не просто условно-символически - он выстраивает в центре игровой площадки прозрачную конструкцию в форме пирамиды из сторон-треугольников, а стены самого зала "обшивает" белыми треугольными кусками ткани. Таким образом топос замка оказывается "вписан" в символику "пирамиды" - и более древнюю, и более универсальную. А кроме того, сам элемент треугольника на визуальном уровне соответствует и характерологической, и философской триаде пьесы. И было бы очень достойным финалом после того, как Тамара уходит, оставляя Демона и Поэта вдвоем рассуждать о красоте и мудрости в отсутствии любви, паж протягивает руку в подсвеченную пирамидальную конструкцию, как бы прикасаясь к свету вечности. Но дальше зачем-то снова появляется Горный дух со своими завываниями, а потом и прочие герои, вальсирующие под французский шансон. И ведь это не пародия на Виктюка - это всерьез, это такой "поэтический театр".

Меня тошнило на протяжении всего спектакля. Но скорее всего причиной были не качество пьесы и не уровень режиссерского мастерства, а предыдущая беспокойная ночка и в особенности та бутылка белого вина, которую я под утро почти целиком усидел в "Метелице" после немалого количества выпитого мартини.
маски

Презентация проекта "Игра слов"

Валов все пытается удивлять. То один трэш выдумает, то другой, по большей части пока мимо. У "Игры слов" шансов, может, и побольше, но мне с переутомления показалось малоинтересным и неостроумным исполнение ироничных рэп-композиций, посвященных "звездам" разного рода типа Ксюши Собчак, Алины Кабаевой, Анастасии Волочковой, Юрия Лужкова и т.п. У меня под рукой текст про Волочкову:


1. Уши ласкает музыка нежная
2. Порхает по сцене пава белоснежная
3. В театре аншлаг. Исполняет прима
4. «Танец гламурной балерины»
5. Опять у станка мама кормящая
6. Дома ждет дочка – Вот жизнь настоящая.
7. Шлифует мастерство балетного па
8. Снова рукоплещет диве толпа
9. Мы плетём слова она пуанты
10. Терпим ради славы таланта
11. Изящная муза балета России
12. Строптива – Волочкова Анастасия!!!

И дальше еще два куплета. Под музычку это звучит поживее, чем если просто читать, но, в общем-то, живот со смеху не надорвешь. А уж выступление на презентации куклы-Волочковой на хорошую провокацию и вовсе не потянуло - как-то мелко, да и вообще глупо над Волочковой прикалывается - этим с успехом и в "Кривом зеркале" занимаются.

Клуб, где происходило мероприятие, тоже соответствующий случаю: "модный" и претенциозный, что на деле всегда означает лестницы, на которых можно переломать ребра, темень непроглядную, табачный дым столбом и специфический контингент.

Впрочем, презентация "Игры слов" оказалась неожиданно интересной совершенно другим. А именно - в связи со вчерашними "народниками" в "Метелице". Поскольку я поначалу решил, что у меня "дежа вю": народ все тот же, и все обмениваются впечатлениям. Точнее, одни рассказывают, как много они выпили и как им плохо после вчерашнего, а другие ничего, кроме того, что им плохо, рассказать не могут, поскольку не помнят, что было, и кое-что восстанавливают только по показаниям свидетелей и из чужих ЖЖ-записей. Да, надолго запомнится всем презентация альбомов "Народных артистов". А еще мне рассказали, что за день до "Метелицы" все прогрессивное человечество гуляло на юбилее "Семи дней", где якобы подвыпившая Пугачева обещала Федору Бондарчуку выйти за него замуж. Уж не знаю, Пугачевой ли что в тот вечер пригрезилось или тем, кто за ней наблюдал - но удивляться в любом случае нечему.