February 14th, 2006

маски

"Длинный уикенд"

Возможно, создатели "Длинного уикенда" вдохновлялись "Кузенами" Шаброля и "Кинолюбителем" Кесьлевского, но гибрид подростковой комедии с концептуальным артхаусом у них вышел неказистый и нежизнеспособный.

Ничего не имею против вмонтированных в основное повествование любительских кадров с мастурбирующей обезьяной, медведем, делающим себе минет и слоном, засунувшим хобот по самые бивни в задний проход другому слону (я даже не знаю, существует ли для подобного акта сексологический термин - вряд ли это можно квалифицировать как фистинг), но суть не в этом. Главное, что герой, талантливый рекламист с детства любил снимать на видеокамеру всякое говно (и не только в переносном смысле этого слова), но после того, как ему изменила подружка, забросил видеосъемку, а одновременно с этим утратил способности изобретать удачные рекламные ходы. Его старший брат, не особо успешный актер сериалов и рекламных роликов, считает, что истоки творческой импотенции брата - в хроническом недоебе, и пытается помочь ему решить сексуальные проблемы, но выходит только хуже, и брат в результате оказывается в тюрьме, где с его недоебом чуть было не покончили самым радикальным способом и против его собственной воли. А тем временем, оказывается, прекрасная соседка только того и ждала, чтобы герой с ней переспал (а впоследствии и жизнь связал). В момент оргазма его и настигло творческое озарение, которое спасло компанию от краха, героя - от увольнения, а брата-проказника - от прозябания в рекламе (его тут же пригласили на роль Гамлета).

На самом деле авторы смотрят в корень проблемы: творческая дееспособность безусловно напрямую связана с сексуальной удовлетворенностью. Но вот прямая тут связь или обратная - вопрос не такой уж простой. Хотя без секса, конечно, ничто другое не в радость, это точно, могли бы и не напоминать.
маски

"Поцелуй навылет"

Вэл Килмер расжирел и играет пидарасов. Видимо, он сам себя в этом качестве не очень убеждает, поэтому пидарас у него получается какой-то ненастоящий - вроде гей (его все так и зовут - Гей), а вроде и не очень... Все прочие события - на том же уровне. Магазинный вор, спасаясь от преследования, попадает на кинопробы и получает роль в криминальном боевике. А дальше - боевик настоящий: с девушками-двойниками, наемными убийцами, папашами-растлителями, трупами в багажнике, отрезанными пальцами (добро бы ножом отрезанными - так нет, дверью!). И все это как в дурном сне повторяет сюжеты любимых героями с детства дешевых детективных романов.

Наворотили так наворотили. Хотели приколоться - но уж очень вымученной кажется такая ирония. Опять же, Килмер-гей - это даже не смешно.
маски

"Оружейный барон"

Из Николаса Кейджа получился довольно сносный русский. Он же украинец (по крайней мере, родом из Украины) и он же еврей (поскольку из СССР семья Орловых выезжала по поддельным еврейским документам). И фильм довольно сносный. Незамысловатый, но с моралью: торговать оружием - нехорошо, негуманно. Ведь из оружия, оказываются, убивают детей в Африке. И погоня за прибылью любой ценой не доводит до добра. Вот Юрий Орлов - женился на фотомодели, о которой мечтал с юности - и потерял ее доверие из-за своих грязных делишек. И младшего брата-наркомана Виталия потерял - а его особенно жалко, потому что Джаред Лето играет (ему вообще на роли наркоманов как-то подозрительно везет). Хоть бы для разрядки заставили русских героев "Калинку-малинку" сплясать или "Катюшу" спеть - так нет, разве что за кадром в какой-то момент гулким эхом прозвучит дубинушка, да песнь цыган заслышится на мгновение в русском ресторане - но то и другое не режет ухо и потому веселья этой основанной на реальных событиях истории не добавляет.
маски

Лев Рубинштейн в "Школе злословия"

выступил в роли "домашнего культуролога" (а раньше вроде больше стишками баловался - или то был какой-то другой Рубинштейн?), специалиста по вопросам "чем пахнет советская власть?" и "что сегодня можно считать культурным мейнстримом?". В результате высокоинтеллектуальной дискуссии выяснилось, что советская власть пахнет чем-то совершенно непотребным, что русскому интеллигенту Рубинштейну и произносить-то в эфире не пристало (а главное - в отличие от несоветского строя, при советском все пахнет неправильно - не тем, чем должно, по-научному говоря - "нефункционально"; все, кроме сортира), а "мейнстримом" и "официозом" сегодня следует считать культуру "глянца". По поводу их совместных с тетей Таней и тетей Дуней лингвистических изысканий просто нет слов.

Вы как хотите - но мне даже Валерия Комиссарова было не так скучно и противно слушать. Принимать всерьез "сортирную" культурологию Рубинштейна - все равно что по имиджу Бори Моисеева судить о гомосексуалистах.