February 10th, 2006

маски

Собчак и текила

Презентация "махаоновской" книжки Ксюши Собчак
(про саму книжку я писал неоднократно: http://users.livejournal.com/_arlekin_/456528.html?nc=27)
начиналась скучно и я пробыл там недолго, однако опыт пребывания на этом мероприятии оказался неоценимым для последующего посещения вечеринки в стиле "латино" по случаю выхода "Зорро" Исабель Альенде. Ксюша без особых изысков разыграла гламур за три копейки с участием собственной мамы, депутата Митрофанова и коктейлями из персикового ликера с гренадином. Доскакав до Замоскворечья, я из странной, но привычной журналистско-полусветской толкучки оказался в тихом (несмотря на громкую музыку) и малолюдном месте, где я никого не знал, кроме пригласившей меня Оли, менеджера издательства "Азбука". Вот только тут я оценил всю прелесть нашего убогого псевдогламура, потому что, в отличие от "махаоновской", на "азбучную" тусовку публика собралась совершенно удивительная: от леворадикально настроенного топ-менеджера сети книжных магазинов (борода лопатой, говорит про Проханова и Лимонова) до юных интеллектуалов якобы из журнала "ОМ" (из числа тех "продвинутых", что видят источник мирового зла во Владимире Путине и проекте "ДОМ-2", но после нескольких рюмок халявной текилы становятся политически лояльными, продолжая при этом проклинать "ДОМ" и демонстрировать свой интеллект, оперируя информацией из интернета, глянцевых журналов и телевизионных ток-шоу).

Я бы вообще с ними не столкнулся - но Оля, приветившая меня как родного, решила, что одному мне будет скучно и стала активно знакомить меня с представителями этого цирка уродов (как будто мне мало собственного уродского общества). С моей привычкой в любом публичном месте забиваться в угол и по возможности незаметно ковырять в носу необходимость общаться с какими-то непонятными людьми без всякой на то необходимости для меня просто убийственна. Поскольку после персикового ликера на текилу и красное виноуже не тянуло, в качестве утешительного приза я внаглую набрал себе из "азбучных" закромов новых книжек (включая толстенные сборники Захер-Мазоха и Буковски), а заодно попросил себе карликовый кактус в горшочке. Кактусы использовались в качестве концептуального декора кафе, но мне не было отказа ни в чем: завернули сразу два. Еле довез - они, заразы, хоть и маленькие, но колючие - страх, иголки длинные такие... Буду теперь квартиру озеленять.
маски

"К барьеру!": Дмитрий Быков и Александр Чуев

Очень скучная получилась дискуссия - особенно если сравнивать с "разговором" (если можно так назвать) Проханова с Жириновским. Умный Быков как-то вяло опровергал неумного, но неплохо подготовившегося Чуева, иронично, но малоэмоционально указывая на внутренние противоречия в чуевской идее уголовного преследования "осквернителей святынь" и определении факта "осквернения" самыми униженными и оскорбленными. Большой новостью для меня стало, что Быков - "автор пяти романов" (получается, что о двух романах моего любимого современного русскоязычного прозаика мне ничего неизвестно...). Грустно, что самые важные слова в этом шоу прозвучали из уст не самого Быкова, а его "секунданта" Петра Штейна, которого мало кто услышал.

Но самое неприятное не в этом. И Чуев, и Быков почти не касались повода, который вызвал у Чуева законодательный зуд: протесты и погромы по поводу датских карикатур. Чуть-чуть этого коснулся сам Соловьев - но очень поверхностно и как бы между прочим. А в основном все топтались вокруг дурацкого чуевского закона, который никто не принимает и не собирается. Тогда как интереснее было бы поднять вопросы другого типа. Например:

Почему ничего не слышно о радикальных христианских течениях со своими боевыми организациями, занимающихся последовательной террористической деятельностью против ислама и мусульман? Почему боевиками-христианами не совершаются массовые теракты, диверсии и политические убийства, направленные против граждан и руководителей мусульманских стран? Почему даже самые отмороженные консерваторы хотя бы в порядке бреда не предлагают убивать за каждого погибшего в результате исламистских терактов христианина по двести (а лучше по триста) мусульманских детей? Почему даже в шутку никому не приходит в голову озвучить идеи восстановления Инквизиции как органа духовного суда, преследования ведьм и возобновления крестовых походов с использованием современных средств вооружения? Почему ислам в современном мире монополизировал право не только на сам религиозный террор, но даже на идею такого рода акций?

Быков, едва затронув эту тему, лениво от нее отмахнулся: мол, этой "детской болезнью левизны" христианство уже переболело. Как у него все просто. А если все гораздо хуже? Если дело попросту в том, что мусульмане в своих дурацких фальшивых аллахов и магометов верят, а христиане в свою истинную Святую Троицу - давно уже нет?
маски

"Медные трубы" Льва Аннинского на канале "Культура"

Меня никогда особенно не притягивали работы Аннинского-ученого. Не потому, что в них что-то не так - просто специалистам такого склада, как Аннинский, Золотусский, Рассадин я как-то сразу, с первых курсов филфака, предпочитал Бахтина, Лотмана, Гаспарова, Жолковского (филологи по образованию сразу поймут, что я имею в виду, а остальным, наверное, подробности будут неинтересны). Однако же проект "Медные трубы" - это просто очень здорово, настолько, что, кажется, никто до конца этого пока не понял. Мало того, что великолепна сама идея нового взгляда на литературные персоналии, которые даже считаясь живыми классиками в былые годы, не ставились серьезным литературоведением в первый ряд, а теперь и вовсе забытые, "первое поколение классиков советской поэзии": Багрицкий, Сельвинский, Тихонов, Прокофьев, Сурков, Исаковский. Но как замечательно придумана форма разговора: синтез обращения ведущего от первого лица из библиотечных интерьеров - и стилизованные под кинохронику видеопортреты героев-поэтов, сыгранные лучшими сегодняшними артистами среднего и нового поколений, перемежающиеся с кадрами подлинной хроники. Звучат фрагменты литературных документов, критические замечания автора проекта и, наконец, собственно стихи - все очень продуманно, не просто на уровне "ликбеза" (продюсеры верно поняли, что те, кто вообще никогда не слышал о Багрицком и Сельвинском, вряд ли захотят о них узнать подробнее, и рассчитывали на изначально заинтересованную аудиторию), а чуть ли не в формате телевизионного "арт-проекта", где основная тема разговора, не теряясь, все-таки порождает самостоятельное авторское художественное явление.