February 6th, 2006

маски

"Сволочи" реж. А.Атанесян

Писатель Кунин не способен производить на свет ничего, кроме пошлости в ее самом отвратительном варианте, то есть когда откровенная пошлятина нагло претендует на нечто подлинное и заслуживающее серьезного отношения. Но в тех редких случаях, когда к материалу, предложенному Куниным, обращаются настоящие мастера, возможны вполне приличные, и даже более чем, кино- и сценические адаптации ("Хроника пикирующего бомбардировщика", "Интердевочка"). Если вкус режиссера адекватен вкусу писателя - получается какая-нибудь "Кыся". Но у режиссера Атанесяна вкус развит на уровне тех деревенских ублюдков, которые в больнице, где я провел в общей сложности несколько детских лет, заставляли маленьких мальчиков голыми драться до крови. Его фильм примерно к этому и сводится. И дело не в том, что рассказанная Куниным история - сплошная ложь (в конце концов, вряд ли история "9 роты" Бондарчука более исторически достоверна). Когда авторы фильма прибегают к демонстрации подростковой жестокости такого уровня, они тем самым расписываются в своей полной профессиональной недееспособности: это означает, что ничего другого, чем они могли бы произвести на зрителя впечатление, у них в запасе нет, только страшное зрелище звероподобных мальчиков-отморозков, уничтожающих друг друга и все живое вокруг. (Питеру Бруку, экранизировавшему когда-то "Повелителя мух" Голдинга, это было ни к чему). Хотя такой прием чисто теоретически возможен, и в редких случаях даже дает замечательный результат, как в японской "Королевской битве" (разумеется, в первой ее части) - но даже и в этом случае должен считаться запрещенным. А когда такими вещами просто спекулирует кучка бездарей и делает на этом себе рекламу (никаких других задач у Атанесяна нет - в гробу он видел и войну, и своих героев, и сам сюжет о школе для юных диверсантов из трудных подростков-сирот, высосанный Куниным из пальца) - становится просто противно. Если по ходу фильма в этом еще возможны какие-то сомнения, то от них ничего не оставляет убийственный во всех отношениях финал, где в 2005 году престарелые мэтры советского театра и кино Андреев и Кашпур, играющие двух выживших во время обреченной диверсии юных героев, фальшиво изображают радость встречи 60 лет спустя. И камера медленно так скользит, демонстрируя панораму гор и неба над ними, и музычка приятненьнкая такая звучит за кадром - ее Аркадий Укупник написал.
маски

"Цена измены" реж. М.Хафстрем

Рекламист в электричке по дороге к офису знакомится с приятной девушкой-финансисткой. Хотя у рекламиста любящая жена и больная дочь, ради которой они уже много лет копят деньги на операцию, он решает провести время с новой знакомой в гостиницы. В номер врывается отморозок, его бьет, ее насилует, забирает все деньги, а потом начинает героя шантажировать. В полицию обращаться нельзя - тогда откроется факт измены, а у подруги по несчастью - ревнивый муж, который может подать на развод и отсудить ребенка.

Герой Клайва Оуэна и в самом деле лох, если до последнего не понимал, что бабенка (Дженифер Энистон) - сообщница вымогателя (Венсан Кассель), настолько все очевидно в этом фильме. Но ведь авторы не успокоились на том, что тихий менеджер безнаказанно и незаметно сначала скрыл свое присутствие на месте убийства своего чернокожего приятеля, который вызвался ему помочь, а потом сам перестрелял всех сообщников вымогателя и спокойно ушел с места происшествия. Им надо было еще отправить его за растрату (ведь выкуп требовал денежных средств - а их герой заимствовал из кассы своей корпорации и растрата, в отличие от всех прочих преступлений, отчего-то быстро открылась) в тюрьму преподавать словесность (он педагог по первому образованию), где отбывает срок горе-вымогатель. И чтобы он уже там зарезал его в прачечной - тоже без всякого ущерба для собственной свободы. Пырнул мерзавца ножом - и ушел как ни в чем ни бывало. Один чернокожий коп что-то понял - но он был другом убитого приятеля героя, так что никому ничего не сказал. И ради чего, спрашивается, все это надо было полтора часа с лишним смотреть?
маски

"Морпехи" реж. С.Мендес

Для военных фильмов, видимо, только одна раз и навсегда заданная структура сюжета существует, во всяком случае, изобретать новые ни у кого даже желания не возникает. "А зори здесь тихие", "Цельнометаллическая оболочка", "Билокси-блюз" и прочая классика делалась по тем же трафаретам, что и нынешние "Девятая рота", все те же "Сволочи", и "Морпехи" - не исключение: в "фокусе" повествователя - несколько персонажей из разных социальных групп, различных характеров, интеллектуального уровня и взглядов. Но Мендеса мало интересует война с Ираком за Кувейт, которая становится фоном действия - в фильме вообще почти нет войны (герои не сделали ни одного боевого выстрела и никого не убили, разве что однажды собственная же американская авиация их по ошибке обстреляла), почти нет и действия (отдельные эпизоды, очень условно друг с другом связанные). Зато много доказательств того, что Мендес - режиссер-интеллектуал. Его герои смотрят "Апокалипсис сегодня" Копполы и "Охотника на оленей" Чимино (правда, вместо последнего на кассете обнаруживается запись, на которой жену одного из персонажей трахает его же сосед), а самый главный персонаж, от лица которого ведется рассказ (Гилленхал), читает всю дорогу Камю, чтобы предварить титры замечанием: "Мы все еще в пустыне". Сам режиссер любовно вмонтировал в и без того невыстроенное и затянутое "полотно" сцены, которые ему самому наверняка кажутся фантастически красивыми: как два морпеха бредут по насыпанной в голливудском павильоне персидской пустыне в красном свете луны, идущем от прожекторов, а ветер из вентилятора поднимает у них под ногами подсвеченный песочек. Не розовые лепестки, конечно, но весьма эстетично.
маски

"Страна приливов" реж. Т.Гиллиам

Цитата из самого Гиллиама насчет того, что в этом фильме встретились "Алиса в стране Чудес" и "Психоз" Хичкока практически исчерпывает его содержание. Героями Гиллиама часто бывали наделенные буйной фантазией маргиналы, противостоящие обществу, где принято думать "строем". В "Стране приливов" маргиналы уже не столь безусловно прекрасны - у главной героини, девочки Джелиз-Роуз, сначала умирает от передозировки наркотиков полубезумная мать, а затем папаша-рокер, все грезивший о Дании, где никогда не бывал (конкретно - о Ютландии) привезя дочь в заброшенный дом покойной бабушки, отправляется, как он это называет, "на каникулы" (дочурка сама помогает ему готовить дозы и делать уколы), откуда уже не возвращается. Джелиз-Роуз остается одна в ветхом домике среди пустынной местности, и, наделенная богатой фантазией (что немудрено при такой наследственности) погружается в вымышленный мир, где можно общаться с покойниками, с белками, с куклами - даже если от тех остались только безглазые оторванные головы. По-соседству обитают брат и сестра: она, Делл - одноглазая, ходит в черном и носит сетку против пчел, он, Диккенс - умственно отсталый эпилептик с шрамом через всю голову после неудачной операции. Помимо путешествий по сказочным мирам они развлекаются охотой на акулу, за которую принимают проходящий время от времени мимо пассажирский поезд - единственное, что связывает их мир с внешней реальностью.

Естественно, как всегда у Гиллиама, все это рассказано и показано в фантастически изобретательных подробностях: и мумифицированные трупы (у Делл и Диккенса тоже есть своя родительская "мумия"), и говорящие белки, и безглазые куклы с оторванными головами, но очень себе на уме, и кроличьи норы, куда запросто можно провалиться, и даун в гидрокостюме с одноглазой сестрой в траурном наряде пасечника... Но всю эту роскошь без особых проблем можно было бы упихать в короткометражный формат и рассказать коротенько, минут за 40. А то на втором часу (официальный хронометраж - 122 минуты) наблюдать за прекрасным зрелищем прорастания волшебного мира через уродскую реальность становится утомительно. Все равно же понятно: если увлеченные обнаруженным повсюду волшебством умственно отсталые герои и дальше будут подкладывать что-нибудь на железнодорожные рельсы, постепенно переходя от монеток к динамитным шашкам, то рано или поздно "акула" будет "поймана".
маски

Некоторые анонсы фильмов фестиваля Британской анимации (14-19 февраля, ЦДП)

"Встреча уха и ноги"
Некий толстяк решил заняться йогой. Как следствие его правая нога впервые встретилась с его левым ухом, они полюбили друг друга и решили быть вместе во что бы то ни стало.

"Поклонник"
Одинокий и очень голодный кролик получает сообщение от неизвестного поклонника, который, желая показать, как он восхищается кроликом, предлагает кролику съесть себя. Страшный фильм о любви с неожиданным финалом.

"ЖоЖо и звезды"
ЖоЖо - прекрасное аморфоное существо, ходит по проволоке в странном цирке уродов. В него влюбляется один из зрителей - но на пути влюбленных встает ревнивый владелец цирка.

"Люрекс"
Манекен из витрины магазина мужского платья влюбляется в манекен из магазина женских купальников - и все бы прекрасно, когда бы не соперница.

"Поцелуй портного"
Винсент, одинокий портной, дни напролет шьет невероятные платья для красавиц, которых никогда не видел. Он избегает попадаться на глаза своим клиенткам и вообще кому бы то ни было из-за страшного проклятья - его поцелуй превращает девушек в каменные статуи.

"Суженая"
Эдриан хочет жениться на Лоле - отчасти по любви, отчасти ради денег. Лола, однако, любит одноногого фотографа Рассела, у которого есть ревнивая тайная возлюбленная Элизабет. Злой экспрессионистский мультфильм с массой секса, а также насилия.

"Любит, не любит"
Пластилиновый красавец-мужчина, съев волшебное яблоко, переживает весь комплекс мучительных вещей, называемых любовью. Поскольку действие происходит в бескрайней пустыне, влюбляется герой в себя.

"Достань меня"
Маленькая девочка влюбляется в зайца, запертого внутри игрового автомата. Она считает, что их чувства взаимны, но заяц преследует собственные, глубоко эгоистические цели. Элегия о первой любви и первом разочаровании на фоне холодного английского взморья.

"Новшество"
История взаимоотношений девочки Джессики и подаренных ей одушевленных тапок. В детстве тапки были ее самыми близкими и преданными друзьями, но по мере того как Джессика взрослела, они становились все более склочными, ревнивыми и опасными.

"Точка кипения"
Зарисовка из жизни двух идиотов, соперничающих за внимание молчаливой красотки на танцполе.

"Девочка и конь"
Героиня пытается заполнить пустоту в сердце, заведя дружбу с конем.

"Деревянная нога"
Волшебная деревянная нога, подаренная маленькой одноногой девочке и на многие годы ставшая ее лучшим и единственным другом, обретает собственную злую волю, когда девочка вдруг решает выйти замуж.

"Треугольник"
Две женщины - одна нарисованная в традиционной технике, другая абстрактная - дерутся из-за мужчины, который не видит разницы между классической школой и модернизмом.