January 23rd, 2006

маски

"Маугли" В.Сташинского в Театре Оперетты

Самые слабые места этого проекта - либретто и хореография. Тексты в русских мюзиклах вообще редко бывают удачными, а тут архаика советского ТЮЗа совсем уж нелепо перемешалась с подделкой под сленг. Зато музыка совсем не так плоха, как можно было ожидать - то есть она, конечно, средняя, вторичная, но не ниже того уровня, который задает вездесущий Журбин (другое дело, что сам этот уровень оставляет желать лучшего). В целом попытку скрестить советскую оперетту с новорусским мюзиклом можно считать относительно удачной. Во всяком случае, если сравнивать с аналогичным "форматом" в Театре Назарова: http://users.livejournal.com/_arlekin_/489448.html?nc=6

Технические проблемы очевидны: у Шакала микрофон весь первый акт глох, задымление упорно лезло в зал на зрителей, а не на сцену, и совсем уж было смешно, когда что-то неладное случилось с "красным цветком": в самый ответственный момент, во время совета стаи, добытый Маугли у деревенской девушки-красавицы огонек вдруг погас в горшке. Но это - явления частного порядка. Важнее, что у создателей "Маугли", в отличие от Назарова, хватило вкуса не загромождать сцену дорогостоящим барахлом: пространство оформлено просто и функционально, с помощью перепутанных разноцветных канатов-"лиан". Второстепенные действующие лица вызывают некоторое сомнение: Шерхан напоминает пародию на Элвиса Пресли с инвалидной тростью вместо микрофона (посколько тигр увечный и хромой), Павлин и Каа - персонажей из шоу Бори Моисеева (что в случае с Павлином еще предсказуемо и по-своему даже логично, а вот от удава никак не ожидал). Но очень хороша Лика Рулла в роли Багиры, обаятельный и забавный получился Балу в рэпперской шапочке у Александра Голубева. Маугли в том составе, который я видел, играл Алексей Франдетти - просто замечательный: пластичный, с хорошим вокалом, ну и внешние данные - очень даже. Вырасти из артиста мюзикла в поп-звезды при нормальном продюсировании у него гораздо больше шансов, чем у Александрина.
маски

Алексея Панина

уже не раз случалось "прикладывать", но сегодня в Театре Оперетты он показал себя во всей красе: ему выписали место, на которое были проданы билеты, но когда его попробовали пересадить на другое, он заявил, что никуда не пойдет, если администратору нужно, пусть придет сам, и вообще разбушевался до того, что стал вопить: "Я лауреат Государственной премии Алексей Панин!" В антракте он свалил.

Что-то не помню, чтобы конкретно ему присуждали Госпремию - может, все-таки, фильму "Звезда"? Так в этой премии заслуга его Мамочки (так героя звали, если не путаю) - минимальная, там режиссер Николай Лебедев и исполнитель главной роли Игорь Петренко постарались. И Панин - посредственный актер, во всех фильмах одинаковый, а по жизни - крайне неприятный тип, к тому же привыкший на тусовках напиваться и понтоваться. Сегодня, вроде, он был трезвый - но "привычка осталась".

И Панин - это ведь еще не крайний случай, он хоть действительно в каких-то известных и хороших фильмах снимался, а сколько сейчас 20-25-летних "звездочек" из сериалов, за которыми - ничего, кроме понтов? А Инна Чурикова и Лия Ахеджакова в их возрасте играли в тюзах свиней и куриные ноги.

Это, как говорится, одна сторона медали. Но есть другая. Представляю себе, как даже во времена моего детства, а тем более лет на 20-30 раньше, отнеслись бы рядовые зрители, наткнувшись носом на более или менее узнаваемое "лицо": да от счастья уписались бы, рубашки бы порвали на автографы. Сегодня семейка с билетами затеяла с Паниным склоку, причем они его узнали, и уже после того, как он убежал в антракте, продолжали обсуждать, что "вот и в газетах пишут - он из запоев не вылезает" (напомню - Панин действительно напивается иногда на тусовках, но в данном случае он был трезв). Откуда ж взяться другим звездам - при такой публике? Они же к нам не с неба падают. Панин - так уж точно не с неба.
маски

"В память о лучшем" Франсуазы Саган

В мемуарных очерках Саган та же, что и в своих романах: нарочито-поверхностна, непринужденна и не сильно зациклена на формальных вопросах. Хотя выстроена книга довольно четко: десять главок, которые чередуются по принципу "персоналия"/"общая тема". Общие темы - азартная игра, скорость (автомобили), театр, Сен-Тропез, чтение - менее интересны, поскольку если поверхностность в сюжете и описаниях обаятельна, в рассуждениях она непривлекательна и иногда напрягает. Особенно это касается главок "Скорость" и "Сен-Тропез" - в них почти нет конкретных эпизодов (хотя мельком упоминается, что автор и в автокатастрофы попадала, и на морском побережье победокурила всласть). Самые любопытные - "Театр" (о собственной карьере драматурга) и "Чтение" (оказывается, первыми читательскими потрясениями для Саган были "Яства земные" Жида, "Человек бунтующий" Камю и "Озарения" Рембо, а также Пруст; кроме того, через эти книги Саган рассказывает историю развития своих атеистических взглядов).

Персоналии намного занимательнее, там не столько о них, сколько о самой Саган. О концертах и встречах с Билли Холлидей, о дружбе и совместных приключениях с Теннесси Уильямсом и Орсоном Уэллсом (главка об Уильямсе вообще самая занятная - помимо самого героя и автора там действуют еще и любовник Уильямса, Франко, и его полусумасшедшая подруга и замечательная писательница Карсон МакКаллерс), о нескольких встречах с Рудольфом Нуриевым и "Любовное письмо Сартру". В рассказе о Нуриеве Саган превзошла саму себя по части мифотворчества, настолько принципиально далеким от действительности она нарисовала портрет персонажа. Начиная с того, что 6-летний Нуриев увидел впервые балет "в родной сибирской глуши". Ну, допустим, Поволжье с Сибирью француженке, да еще в годы холодной волны, перепутать простительно. Но дальше она пишет, как он "приехал в Ленинград или Москву, точно не помню" - это просто прелесть, ведь проверить, казалось бы - раз плюнуть, но, так же как между Поволжьем и Сибирью, Саган осознанно не видит разницы между Ленинградом и Москвой, поскольку ведет к следующему положению: "Три года спустя Нуриева признали лучшим танцовщиком "всея Руси", первым и единственным". Это откровенная мифологизация образа - в годы, когда Нуриев танцевал в Кировском балете, во-первых, в центре внимания были солисты Большого, а не Кировского театра, а во-вторых, даже в Кировском Нуриев был явно не первым и уж тем более не единственным. Но "историческая правда" Саган не интересует. И по отношению к Нуриеву, которого она едва знала, и по отношению к Сартру, с которым была знакома довольно близко в последний год его жизни.

История "Любовного письма" начинается, собственно, с любовного письма, которое по согласованию с Сартром (он был уже слеп, ему его прочитали вслух) Саган написала и опубликовала в 1980-м. После этого в течение года они регулярно встречались и обедали вместе. Ну, то что Саган называет "Слова" лучшей книгой за всю историю французской литературы - это дело ее личного вкуса. Но когда она говорит о нем как о великолепном мужчине и честном мудром человеке, который даже если заблуждался, всегда признавал свои ошибки - это очень спорно. О человеческих качествах Сартра совсем другое пишет в своих "Мемуарах девушки, сбитой с толку", Бьянка Ламблен (а она знала Сартра, надо думать, ближе, чем Саган), а про его политическую позицию (точнее, позиции) слишком много известно и без всяких мемуаров. Лучшую оценку им дал в своих "Противоядиях" Ионеско. Но ни Ламблен, которая, будучи малолетней дурочкой, спала с известным писателем, ни Ионеско, который считал Сартра идеологическим оппонентом (если не сказать - врагом), а главное - главным виновником моды на "левачество" среди европейских интеллекуталов, не обедали с Сартром в последние годы его жизни, когда он был слепой и не мог донести самостоятельно вилку до рта. А Саган сама резала мясо на его тарелке. И пишет, что Сартр это ценил. И даже сказал ей однажды:

"Как мило с вашей стороны. Это хороший признак: умные люди всегда милы. Я знавал только одного типа - умного и злого, но он был педераст и жил в пустыне".
маски

Хотелось жить, не беспокоясь...

Сделав за субботу и воскресенье пять интервью, я, как мне казалось, заслужил если не света, но хотя бы покоя. Но с девяти утра мне начали названивать в дверь. Сначала я не открывал, потому что я вообще не имею привычки открывать дверь, если никого не жду - а я никогда никого не жду. Но звонили с таким зверством и так долго, что пришлось открыть. Оказывается, пришли из водоканала (или что-то в этом роде - я спросонья не разобрал) по поводу протечки. Той самой, из-за которой у меня уже месяц лужа в ванной. Оказывается, где-то в стене лопнула труба, но где именно - неизвестно, поэтому приходится долбить стены по трем этажам. Сказали, что у меня тоже будут долбить. Мне после недавней истории с электричеством и людьми из "Ночного дозора" только раздолбленной стены в ванной не хватало. Я потому и не звонил в службу спасения, что мне проще жить с лужей на полу и плесенью на стене, чем терпеть шум по утрам. Потом пришли еще раз, сказали, что сегодня долбить не будут. Может быть, будут завтра. И чтобы я с утра был дома.

Дело, короче, труба.