January 20th, 2006

маски

"Школа любви" ("Гарольд и Мод" К.Хиггинса") в Театре Армии, реж. А.Житинкин

Что ни говори, но висящее в петле при открывающемся занавесе тело Гарольда по-настоящему удивляет только в первый раз - потом привыкаешь.

Я впервые увидел "Гарольд и Мод" страшно сказать когда - но это была постановка Калининского ТЮЗа (еще даже не Тверского - такие были времена), мы ходили вместе с классом и моей ныне покойной классной руководительницей, а у меня уже тогда походы в театр вызывали отвращение, и только угроза, что по результату все будут писать сочинение, оказалась для меня весомым аргументом. Через несколько лет (я все еще учился в школе, но уже в выпускном классе) я смотрел "Гарольд и Мод" в постановке Самарского драмтеатра, которым тогда руководил Петр Монастырский. История Гарольда и Мод - из тех, по поводу которых у меня есть очень четкое личное представление, что бы я хотел увидеть на сцене, поэтому ни один из этих спектаклей меня не удовлетворил, а на другие постановки (в Театре "Сфера" и т.д.) я вообще с тех пор и до сего дня не ходил.

Житинкин любит ставить про "любовь" - даже слишком. Два года назад "Эти свободные бабочки" Герша легким движением его руки превратились в "Свободную любовь", теперь "Гарольд и Мод" пошли в "Школу любви". При этом два имени помимо Хиггинса, которые неизменно присутствуют на афише любой версии "Гарольда и Мод" - драматург Жан-Клод Каррьер (крупнейшая величина в своем роде, среди прочего - соавтор последних - и лучших, на мой взгляд, - фильмов Бунюэля) и автор сценической редакции Виктор Розов (фигура небесспорная, но тоже не абы кто), у Житинкина исчезли бесследно. Написано: "Пьеса Андрея Житинкина по мотивам романа "Гарольд и Мод". Хотя что уж такого принципиального Андрей Альбертович преобразил по сравнению с привычным вариантом пьесы - я не заприметил. Так, по мелочи: герои владеют мобильниками и пытаются искать невесту через интернет. Хотя это все так несуразно выглядит. Особенно в контексте пафосного режиссерского предуведомления: "Действие перенесено режиссером-постановщиком в наши дни: это сегодня мучается и страдает Гарольд, это сегодня волнуется и переживает его мать, мадам Чейзен, это сегодня лукаво, мудро и немного грустно улыбается Мод, графиня Матильда Шарден".

На самом деле ничего "сегодняшнего" в спектакле нет - да и не надо, история-то - на все времена. И даже заимствованные из других пьес приколы, проверенные временем ("Приложи указательный палец к носу. Да не к моему, к своему носу!"), даже откровенно эстрадные фишки (одна из потенциальных невест Гарольда - а всех трех, как обычно, играет одна актриса, в данном случае очень симпатичная Катя Климова - режиссером решена как пародия на Ренату Литвинову) - не самое ужасное. И то, что Анатолий Руденко играет Гарольда не артистичным и эксцентричным провокатором, а заторможенным подростком - можно стерпеть. (Кстати, сегодня с удивлением обнаружил в програмке это имя как исполнителя главной роли - на прошлой неделе довелось писать крошечную заметку о полусветском событии, на которое я поленился пойти, и в списке гостей тоже был Анатолий Руденко, я хотел было вычеркнуть его без раздумий, поскольку не знал такого, а мне объяснили, что это звезда сериала "Две судьбы-2", оказывается; а сегодня еще и оказалось, что это сын одной тусовочной дивы, которую в ток-шоу для домохозяек до сих пор по привычке представляют как актрису). То, что Людмила Касаткина, великолепная, замечательная Касаткина, наша пантера Багира, нетвердо (мягко говоря) знает текст и даже свистит под фонограмму - огорчительно, но можно пережить. Сложнее пережить тот ужас, который демонстрирует Лариса Голубкина в роли Мадам Чейзен, матери Гарольда - великосветскую даму Голубкина играет даже не как штамп, а как пародию, как советскую пародию на "буржуазный" образ жизни, как "не пойдем сегодня на пляж", только абсолютно всерьез и так грубо, что напоминает не столько даже Клару Новикову, сколько Елену Степаненко. (Да еще эти кошмарные красные пуфики под картонными пальмами...)

Но хуже всего другое. Вот эта "Школа любви" у Хиггинса, если быть внимательным - вовсе не школа любви. Точнее, не школа любви мужчины к женщине и вообще любви человека к человеку. Такое понимание сюжета про Гарольда и Мод крайне вульгарно: сводить сюжет несостоявшегося брака 20-летнего мальчика с 80-летней дамой просто нечестно по отношению к этим чудесным героям. Нет бы задуматься, что все-таки произошло: каким образом молодому человеку, демонстративно игнорирующему житейские радости и развлекающемуся инсценировкой самоубийств, возвращает приятие окружающего мира нищая одинокая старая дама, прошедшая концлагеря, а вернув ему это жизнелюбие (практически - отдав ему свое), сама кончает жизнь самоубийством? Я не заметил по результату, чтобы кому-то из участников этой постановки такой вопрос пришел в голову в процессе работы.
маски

Дмитрий Быков - Виталию Манскому ("Культурная революция") об относительности всякого знания:

- Я смотрю на выступление группы "Тату" и вижу двух девочек, которые остроумно издеваются над потребителем. Но я смотрю ваш фильм - и вижу двух дур, которые абсолютно серьезно относятся к тому, что делают.