January 1st, 2006

маски

"Дневной дозор". Премьера в кинотеатре "Октябрь"

Всадники в латах, разъезжающие на лошадях вдоль фасада "Октября" по Новому Арбату, костры в железных бочках на крыльце и все-такое прочее - это очень здорово придумано, но для меня, примитивного, слишком сложно: высокобюджетный креатив меня напрягает, едкий дым от костров лезет в нос, а бродить впотьмах по кинотеатру средь толпы со стеклянной посудой в руках, натыкаясь на расстеленные по полу провода телекамер - для меня, способного упасть и на ровном месте - удовольствие небезопасное. Хотя отдаю должное: в телерепортажах действо будет производить впечатление едва ли не сильнейшее, чем сам фильм.

Фильм я смотрел с интересом, что, в общем-то главное. К чести Бекмамбетова и продюсеров, они на революцию в мировом киноискусстве не претендуют, а российский блокбастер по западным образцам у них получился вполне достойный. Еще более достойный, чем "Ночной дозор" - "Дневной" от него выгодно отличается более внятным сюжетом и жанровой многоплановостью. Если "Ночной дозор" был просто грамотный фантастический боевик, то в "Дневном..." пружиной сюжета становится детективная интрига, связанная с убийством Темных - мы знаем, что Антон, которого пытаются в них обвинить сами Темные, не виноват, но кто настоящий убийца и какими мотивами он руководствовался мы узнаем только в сцене шабаша. А основная проблематика - семейно-любовные отношения: в парах (Алиса-Костя, Антон-Светлана, Гесер-Ольга) и между отцами и сыновьями (Антон-Егор, Валерий Сергеевич-Костя). Последний мотив звучит особенно пронзительно, поскольку становится сквозным, определяя и криминальную, и мелодраматическую линии (при том, что весь антураж фанастического боевика сохраняется и даже усиливается).

Еще один плюс - самоирония. Авторы не всегда знают ей меру, в связи с чем временами скатываются в откровенный кич (впрочем, вполне осознанный). Например, когда обменявшийся телом с Ольгой и неузнанный Антон едет со Светланой в машине и та, не понимая, что говорит не с Ольгой, признается Антону в любви, после чего машина летит под откос в сопровождении песенки "Крепче за баранку держись шофер". Но есть прелестнейшие эпизоды. Особенно связанные со скрытой рекламой. Ну то, что Антон Зоара, хранителя Мела Судьбы, называет "мельником" - еще туда-сюда, но когда Гесер говорит Городецкому: "Сам светлый, а пиво пьешь темное" - это уже, извините за невольный каламбур, тушите свет. Ну и когда Антон вламывается в рекламный щит "9 роты" - тоже эффектно.

Актеры, исполняющие роли Темных, очевидно (опять же невольный каламбур) ярче исполнителей светлых. Это нормально - отрицательные персонажи как правило объемнее, характернее. Продолжаю восхищаться Вержбицким - грандиозный актер. Великолепные Маркова и Золотухин. Необыкновенно трогательный вампир Костя-Алексей Чадов. Чудесный мальчик Дима Мартынов в роли Егора Городецкого (с Димой у меня на прошлой неделе получилось неплохое блиц-интервью, которое выйдет в контексте моего большого материала о "Дневном дозоре" 11 января). Из Светлых на том же уровне работает, не считая Хабенского, только потрясающая Галина Тюнина. В сцене шабаша (Лукьяненко говорил, что хотел бы избежать параллелей с "Мастером и Маргаритой", но они напрашиваются сами собой) в толпе Темных появляются разномастные звезды: Шандыбин, Шнуров, Моисеев, Троицкий. А также Айзеншпис. Далее следует эпизод, где он прямо в кадре умирает в начавшейся битве Света и Тьмы. Доигрался, короче - самопиар любой ценой не доводит до добра. Отдельная история, просто фильм в фильме - это Алиса Жанны Фриске. Не знаю, как у нас, но в любой другой стране после такого фильма в моду сразу вошли бы черные рюкзачки в форме детского гробика, демоническая бижутерия, прическа, ошейники, специфический макияж и красные спортивные авто.

Чем еще примечателен "Дневной дозор" - тем, что конструирует новую культурную мифологию Москвы: Садовое кольцо, Третье кольцо, разметка, эстакады, перекрестки, указатели, и, конечно, район "ВДНХ", гостиница Космос, где происходит шабаш Темных сил, который едва не завершается Апокалипсисом (Останкинская телебашня тоже очень здорово падает, разламываясь на части). Почему ВДНХ - мне до конца непонятно (может, был невнимателен), но пространство мифологизируется со страшной скоростью. Все это вдобавок еще и объясняет, почему так важно принципиальное наличие в фильме Владимира Меньшова, связывающего "Ночной..." и "Дневной дозор" с традицией "Москва слезам не верит".

После фильма, в шестом часу утра, предлагали мелом на доске желания писать, чтоб сбывались. Я не стал - слишком серьезно отношусь к судьбе, чтобы такие шутки шутить. На фуршете, кажется, объелся ежевики в шоколаде.