December 28th, 2005

маски

синяки на душе

Относительно спокойный год моей жизни почти под самый конец вдруг преподнес неприятный сюприз, аналогичный тому, с которого начинался. Тогда, как мне казалось, я в кои-то веки сумел извлечь правильный урок

(вот этот: http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/251069.html?nc=29)

благодаря которому в течение года мне удавалось не повторять прежних ошибок, не впускать в свою жизнь, в свою "мертвую зону", лишних людей. Вследствии чего я расслабился и решил, что уж те-то, кто остался поблизости - вне подозрений.

Удивительное дело - как плохо о людях ни думай, они все равно умудряются оказаться хуже, чем можно было себе представить. И именно те, от кого меньше всего ожидаешь.

Грустно, что хочется прийти к выводу, что кого-то зря обидел невниманием, а оказывается, что наоборот, еще слишком многим напрасно доверял. И подтверждается то, что я уже когда-то для себя сформулировал: даже если ты параноик, это вовсе не означает, что за тобой и в самом деле не следят.

Ну да ладно, страшно только в первый раз, а когда входит в привычку - это что-то вроде зарядки или закалки, как обливание ледяной водой. Полезно для укрепления иммунитета. Это ведь не раны, просто синяки. Больно совсем чуть-чуть. Пройдет.
маски

"Чисто английское привидение" Е.Нарши (по О.Уайлду) в РАМТе, реж. А.Назаров

Неплохая задумка - не пересказывать историю "Кентервильского привидения" всерьез (хотя история Уайлда сама по себе того заслуживает), а поиграть в "дом с привидениями", точнее, в "театр с привидениями" и перенести действие в 60-е годы 20 века - с фотографами, мегафонами и "Битлз". Привидение у Алексея Блохина вполне живенькое, американские близнецы - как и положено, хулиганистые, глава американского семейства мистер Отис Вячеслав Гришечкин со своим "Итс окей" тоже довольно колоритен, но все это в целом - какой-то школьный утренник, разрозненные номера разной степени остроумия, скомканный финал. Большая часть проблем - из пьесы, которая крайне бестолково написана (как и вся новая русская драматургия). Была бы оригинальная детская сказка - еще туда-сюда, но когда в основе - Уайлд, то репризы типа "Вы подняли на леди руку? - Я поднял ногу!" - поневоле сопоставляешь с репликами из "Как важно быть серьезным" - и не в пользу Нарши.

На спектакль приходил Тараторкин - Анна Тараторкина играет ту самую сердобольную девушку Вирджинию, которая освобождает привидение. У Уайлда сам процесс освобождения не особо прописан, Нарши могла бы поднапрячься хотя бы на этот счет - но не стала. Зачем? Можно же просто под финал запустить диалог героини с ее женихом: "А что у тебя было с привидением, ты расскажешь? - "А ты считаешь, что я обязана тебе все рассказывать? - Нет, но, может, ты расскажешь об этом нашим детям?" Поскольку разговор происходит накануне свадебного путешествия и дети существуют только в проекте, что там было у девушки с привидением, осталось неизвестным. Финала, где близнецы говорят могиле призрака, что в частную школу, куда их отправляют родители, они хотят забрать его с собой, я тоже не понял: то ли дети мечтают, то ли у них есть план, о котором зрителю просто забыли сообщить?

А вот интересно было бы переписать и сыграть "Кентервильское привидение" в духе уалдовских комедий, но с мистической подоплекой. Только для этого нужен драматургический талант не уровня Нарши.