December 14th, 2005

маски

"Тайны "Вишневого сада". Нежная душа" Александра Минкина

печаталась как сериал в "МК". Сам по себе главный посыл - что Лопахин не "хищник", а "нежная душа", - не такая уж тайна, но меня зацепило не это. Один из аргументов в пользу такого подхода, на который, что постоянно подчеркивает Минкин, ни один режиссер, в том числе Эфрос, не обращал прежде внимания (Минкин по ходу своего "сериала" тоже обращается с вопросами то к Смелянскому, то к Демидовой, которая играла Раневскую на Таганке и Эфроса - безрезультатно) - в том, что Лопахин при покупке сада на торгах "сверх долга надавал девяносто тысяч". То есть Раневская, присваивая себе те 15 тысяч, которые прислала ярославская бабушка, оставляет, по Минкину, 90 тысяч своей родне: Гаеву, Варе, Ане. Эти 90 тысяч Лопахин как бы дарит Раневской. Надеется купить ее любовь (по Минкину, опять же) - но Раневская их как бы не принимает. Это уже не просто "нежная душа", как у Чехова. Это, как в рекламе - "щедрая душа".

Красивая версия. И убедительная - по крайней мере, если не разбираться в тонкостях гражданского права России столетней давности. Я вот не разбираюсь совсем.

Но если вдруг кто-то разбирается - проконсультируйте: действительно ли сумма, заплаченная покупателем сверх долга при продаже недвижимости за долги отходила к должникам, а не кредиторам или посредникам каким-нибудь?