December 9th, 2005

маски

"Новая Франция" реж. Жан Бодэн

Семейно-историческая сага, французская, но стилистически на сто процентов выдержанная в духе чехословацких или ГДРовских сказок, которые были популярны в СССР в 70-80-е годы. Милая, наивная, ненавязчивая.
Основное место действия - французская Канада в период ее завоевания англичанами, но некоторые эпизоды связаны с поездкой главного героя во Францию - там он встречается с Вольтером и мадам де Помпадур. Такой канадский вариант "Унесенных ветром", или даже скорее "Рабыни Изауры", только с политкорректным и гуманистическим уклоном. Главные герои - честный сын умершего жулика-коммерсанта и молодая вдова с маленькой дочкой (во взрослом возрасте дочку играет Ирен Жакоб). Во вдову влюблены все поголовно (включая священника, которого играет Жерар Депардье), а она любит только его, Франсуа. За красоту, очарование и способность изготавливать лекарства героиню считают ведьмой. Остальные персонажи - франко-канадский интендант, вор и насильник (его замечательно играет Венсан Перес), друг-предатель главного героя (обманом он женится на его возлюбленной и будет убит дочерью героини, которая возьмет вину девочки на себя и будет казнена), городские кумушки, монахини, индейцы, негры, французские и английские солдаты и генералы. Кино, может, и не выдающееся, но очень приятное.
маски

"Госпиталь Мулен Руж" Дани Лоран, реж. В.Шамиров, "Независимый театральный проект"

Военный госпиталь времен Первой мировой, Рождество, медсестры на сцене и раненые солдаты за сценой. Будничная и одновременно праздничная обстановка.

На удивление достойные актерские работы, особенно Догилевой. Стоило ли делать пластические операции, чтобы потом пожилых женщин, да еще так убедительно? Ее героиня - графиня, один сын которой, Анри, был ранен на войне и по ходу спектакля ему ампутируют ногу. Второй, Пьер - придурковатый и за ним нужен глаз да глаз. Но и Олеся Железняк (медсестра, влюбленная в этого самого Анри, который на сцене не появляется) - вполне на месте, хотя эта ее роль - даже из антрепризных не лучшая, и Алина Сергеева (другая медсестра, беременная от друга Анри, Этьена, но не знающая, что ее жених убит на фронте). Ну а на Людмиле Артемьевой вообще все держится. Она, жестко-ироничная даже там, где другая попыталась бы выжать из зрителя последнюю слезу, задает тон представлению: не сентиментальный, не сопливый (хотя действие происходит в Рождественскую ночь), но в то же время не фарсовый, а драматичный: трагедии - настоящие, но отношение к ним - отстраненное, даже показательно циничное. Очень точный ход нашел Шамиров. Даже дурацкие прибаутки и бородатые анекдоты, которые он явно сам насовал в текст пьесы (типа "Ну что, будем лечить больного или пусть живет?") здесь, в отличие от большинства других постановок Шамирова (за исключением, может, откровенно игровой "Белоснежки и других", где "зажигает" все та же Артемьева), не раздражают, а кажутся уместными.