November 21st, 2005

маски

"Мсье Верду" реж. Ч.Чаплин

Фильм представлял Клод Шаброль, около десяти лет назад снявший "Ландрю" - кинобиографию серийного убийцы, который за полвека до этого стал прототипом героя Чаплина. Шаброль (к которому я очень сложно отношусь и если даже есть фильмы, которые мне у него нравятся - то это точно не "Ландрю") объяснял, что Чаплин превратил маньяка в философа, а его преступления представил как "асимметричный ответ" социальной несправедливости.

Чаплин, конечно, великий, и в этом фильме это очевидно не меньше, чем в других (за исключением, может, какой-нибудь совсем поздней "Графини из Гонконга"), но "Мсье Верду" как-то не убеждает в необходимости сочувствия преступнику, который ради благополучия собственной семьи (в результате все равно гибнущей после финансового кризиса) убивает и грабит "фальшивых" своих жен, пусть даже старых и уродливых, да еще обремененных полудурочными родственниками. Наверное, поэтому и драматургические провалы, натяжки, недоработки здесь более очевидны, чем где-либо еще у Чаплина. Что все-таки случилось с семьей Анри Верду? Почему Верду в образе "капитана дальнего плавания" так и не смог убить жуткую Лидию - самую отвратительную из своих жен? История с бедной девушкой, которую Верду хотел сначала отравить, чтобы испытать на ней действие яда, потом растрогался и помог деньгами, а потом встретил ее уже богатой, подругой оружейного магната, и сам принял от нее помощь - это вообще одна большая неувязка. Возможно, в "Огнях рампы", где Чаплин играет престарелого и забытого публикой комика, внутренних натяжек не меньше - но там они не бросаются в глаза, слишком обаятельны персонажи.

А что касается Шаброля - у него, помимо неудачного "Ландрю", есть замечательный фильм "Церемония" - на ту же тему. Там две неграмотные плебейки (Сандрин Боннер и Изабель Аджани) убивают семью буржуа - только за то, что они сами не так благополучны в жизни, как те. И не сказать, что Шаброль, хоть он и пытается это понять, относится к своим героиням с сочувствием.
маски

"Нигде в Африке" реж. К.Линк

Вот таким картинам охотно дают разные премии. Современные академии и жюри судят, как судил в свое время товарищ Жданов и другие такого же свойства товарищи: главное - идеологическая выдержанность. Разве что идеология поменялась - теперь, как 200 лет назад, в моде критика "прогнившей цивилизации" и преклонение перед "благородными дикарями". Но Ханеке и Лоуч, так пекущиеся о бедняжках-иммигрантах
(http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/380410.html?nc=6
http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/428249.html?nc=28)
- хотя бы, будучи профессионалами высокого класса, знают меру в своих агитках (правда, от этого их деятельность становится еще опаснее и отвратительнее). А Каролина Линк (как и Штефани Цвейг, по книге которой снят фильм) - баба простая, и кино у нее - простое, как три рубля. Про евреев, которые бежали от немцев в Африку, в английскую колонию Кению, где столкнулись с высокомерием англичан и равнодушием собратьев-евреев, и только местное чернокожее население увидело в них людей. Правда, мама девочки-героини долго отказывалась признавать людей в неграх, но потом так увлеклась, что муж, отвоевав за англичан, с трудом уговорил ее вернуться в Германию после войны, настолько и она, и дочка прикипели душой к чернокожим братьям. В фильме африканцы - просто ангелы, для них у режиссера ни одного плохого слова или черты характера не нашлось - все израсходовано на белых, которые склонны друг друга ненавидеть и убивать. А африканцы, конечно, совсем не склонны. Вообще из фильма можно даже сделать вывод, что самая истинная и гуманная религия - это африканские языческие обряды, а христианство или, например, иудаизм, в равной степени ущербны и основаны на фашистских принципах неравенства. Не знаю, может, кого эта тупость и умиляет. Меня что-то не особенно.
маски

Фестиваль "Владимир Спиваков приглашает..."

для меня начался только сегодня, поскольку 15-го, в день открытия, я предпочел пойти в Кремль на Любашу (и это было правильное решение), а 17-го - на конкурс "поющие журналисты" (что, вероятно, было ошибкой). Сегодня с Национальным филармоническим оркестром под управлением Спивакова пел Фурланетто, голос которого звучал гораздо лучше, чем весной на концертном исполнении "Набукко"
(см. http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/294457.html?nc=15)

Программа, составленная очень логично: первое отделение - моцартовское (Арии Фигаро и Графа из "Свадьбы Фигаро", Лепорелло из "Дон Жуана" и Зорастро из "Волшебной флейты" плюс увертюры к "Милосердию Тита" и "Идоменею"), второе - почти полностью вердиевское (увертюры и арии из "Силы судьбы", "Дон Карлоса", "Сицилийской вечерни", "Макбета" и все того же "Набукко"), а также одна ария Беллини из "Сомнамбулы" и, на последний "бис", ария Дона Базилио из "Севильского цирюльника" Россини. Отличный оркестр. И даже Фанни Ардан с дочкой в шестом ряду, которая, судя по сияюнию прекрасных глаз Мадемуазель, заметное даже под стеклами очков, пребывала в полном восторге.

Что меня не устроило - я даже не смогу описать определенно. Но все время было ощущение, что солиста волнует исключительно техническая точность исполнения и страх спеть не ту ноту или не с той интонацией, а сама музыка не волнует нисколько. Если кто-то, кто был сегодня на концерте в Консерватории, мне объяснит, в чем я не прав и чего не понимаю - буду очень признателен.