October 25th, 2005

маски

"Месье Амедей" А.Рейно-Фуртона с Ильей Олейниковым, проект "Телетеатр"

Вдовец, пенсионер и обыватель, неожиданно для себя влюбляется в проститутку - подругу крутого мафиози. Ухажера возлюбленной убивают, и жизнь уже самого героя тоже оказывается в опасности. Тогда ради спасения собственной жизни ему приходится обманывать всех вокруг, выдавая себя за авторитета преступного мира, наркоторговца и сутенера, что ему удается с потрясающим успехом.

Если ничего не путаю, в этой постановке использован совсем не тот перевод пьесы Алена Рейно-Фуртона, который лет 7-8 назад публиковался в "Современной драматургии". Этот новый - намного лучше, остроумнее, и вообще пьеса - при всем своем лаконизме как-никак четырехактная - очень выигрышно смотрится на фоне тех комедий положений, которые все вокруг ставят сегодня. Амедей - бывший преподаватель французского языка и литературы на пенсии, и к происходящему вокруг он испытывает прежде всего профессиональный интерес: к уголовному сленгу - лингвистический, к разворачивающимся событиям - литературоведческий (анализирует действо, участником которого вынужден стать, сопоставляя его с шекспировскими сюжетами). Актеры работают в типично антрепризной манере - но вполне пристойно, особенно исполнитель роли Жозефа, священника из провинции, который, нюхнув кокаина, развлекается с девушками-подопечными месье Амедея. Вот только Илья Олейников - катастрофически невыразителен. Что странно - все-таки такой опытный комедийный артист... Без "работы над ролью", противопоказанной для пьес такого рода, как "Месье Амедей", он вроде бы обходится, но и веселить публику ему лень. А может неудобно отчего-то.
маски

"Уоллес и Громит: Проклятие кролика-оборотня"

Читал Ник Парк "Деда Мазая и зайцев" или нет - науке неизвестно, хотя вероятность, что читал, почти нулевая. Но история спасения кроликов изобретательнымм экологом-дилетантом, не то что бы блистательно, но довольно органично вписанная в пародию на "ужастик", некрасовскую местами напоминает. И у героя поэзии Некрасова (в других, правда, сочинениях) тоже была верная собака - Фингал. Но это все замечания не в тему.

Что мультики-десятиминутки Парка, которые я впервые увидел по телевизору поздно ночью где-то в начале 90-х, что полнометражная, временами занудная анимация мне интересны только благодаря Громиту. Живых собак я не люблю, но этот мультяшный герой просто за душу берет. В моем кукольном зверинце есть две маленькие собачки, до некоторой степени похожи на Громита: одна пластмассовая (ей 17 лет), другая резиновая (этой почти 10). Но я хочу настоящего Громита: такого же лопоухого, с необыкновенно богатой мимикой, при том, что у мультяшного Громита двигаются только глаза и лоб, остальная часть морды неподвижна - но сколько разных эмоций он передает! Мне особенно нравится, как он с мудрой печалью, чуть насупившись, взирает на мир и на своего бестолкового Уоллеса. Интересно, игрушечных Громитов где-нибудь продают?

Здоровенный мохнатый кролик-оборотень, в которого по ночам превращается горе-изобретатель Уоллес, тоже, впрочем, вполне ничего.
маски

Даниил Дондурей в "Школе злословия"

"Школу" пора закрывать, если они начинают всерьез интересоваться уже и такими вот персонажами. Дондурей в каких-то противоестественных масштабах сочетает в себе витийство русской интеллигенции второй половины 19 века, ограниченность и плоскость ума советских интеллигентов-евреев 60-70-х годов и тупую позитивистскую упертость новорусских "мыслителей". Ни в состоянии генерировать ни одной хоть сколько-нибудь свежей и самостоятельной мысли, зато бесконечно воспроизводит штампы, отвратительно маскируя их научным сленгом.
маски

"Перевертыши" реж. Т. Солондз

При всех талантах Солондза его зацикленность на теме педофилии - нездоровая. Даже если она, как в "Перевертышах", носит, в отличие от "Счастья", исключительно гетеросексуальный характер. Педофилия - его главная тема, причем не сама по себе педофилия в ее сексопатологическом аспекте, а как повод поговорить о глобальном и высоком, с прорывом в метафизику.

Collapse )