October 12th, 2005

маски

Лолита. "Формат"

Не поленился и сам съездил в офис к Лолите за диском - из самой первой партии сигнальных экземпляров. В комплекте к нему получил в подарок еще и DVD с видеоверсией "Шоу разведенной женщины" и набором из 12 лучших клипов (включая "академический" период). Смотреть, правда, не на чем - нет соответствующей техники - но все равно приятно.

А официальную презентацию "Формата" Лолита решила устроить в "Шансе". В "Душе и теле", то есть. Если доживу - надо будет пойти. А то, признаться, я никогда там не бывал.
маски

"Смерть Тарелкина" А.Сухово-Кобылина в Театре им. Ермоловой, реж. А.Левинский

Вторая из трех "Смертей".Кказанцевскую в Центре современной драматургии и режиссуры я не видел, а спектакль Коршуноваса в калягинском "Et cetera" смотрел еще весной на премьере:
http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/285114.html?mode=reply

По сравнению с Коршуновасом Алексей Левинский хорош всем, кроме одного. Об успехе этой живой, динамичной, камерной постановки можно было бы говорить без всяких оговорок, если б речь шла о любительской труппе. Но "Смерть Тарелкина" идет хоть и на малой сцене, но профессионального (по официальному статусу) театра. И все, чем хороши упражнения дилетантов, у дипломированных артистов выглядит и звучит как один большой сплошной огрех. Коршуновас, при всех недостатках его "Смерти" (а она длинная, довольно скучная и однообразная), сделал добротную профессиональную работу с супер-профессиональными актерами (Калягин, Вержбицкий, Скворцов). У Левинского на профессиональном уровне играет один Александр Ковалев (Вараввин). Тарелкин и Расплюев, помимо всего прочего, еще и внешне выглядят крайне сомнительно с точки зрения соответствия своим персонажам: Андрей Калашников (Тарелкин) -толстый, мордастый, ничего в нем нет потусторонне-злодейского, демонического. Сергей Власенко (Расплюев) - лысохвостик, невыразительный от начала до конца, это вообще главный провал спектакля.

Сама идея постановки тоже не реализована до конца. Если Коршуновас увлекся игрой в дьяволиаду и превратил "Смерть Тарелкина" в подобие "Ночного дозора" (чему присутствие на сцене Завулона-Вержбицкого немало поспособствовало), то Левинский разыграл сюжет Сухово-Кобылина как сатирический балаганчик, с яркими вставными музыкальными номерами (от романсов до уличных песенок, от "Хуторка" до "Купите бублики"). Сатира получилась довольно едкая, узнаваемая и принимаемая публикой близко к сердцу (из-за чего представление вызывало ассоциации с фильмом Рязанова "Забытая мелодия для флейты", где таким же макаром любительская труппа разыгрывала "Ревизора"), но однобокая. Все-таки отношение к "сосунам и вуйдалакам", в который Расплюев и Ох чуть было не записали со слов Тарелкина-Копылова "весь Петербург и всю Москву", могло бы быть более серьезным, это ведь не просто "оборотни в погонах".