October 9th, 2005

маски

"Трамвай "Желание" в МТЮЗе, реж. Г.Яновская

Столкновение двух "Трамваев "Желание" на углу Тверской и Триумфальной - замечательный театральный анедот: режиссеры из кожи вон лезут, чтобы предложить трактовки пооригинальнее, но при этом не только выпускают день в день спектакли по одной и той же пьесе, но еще и демонстрируют подходы к ней до смешного совпадающие в деталях.

У Еремина "В пространстве Теннесси У" введены герои из японского романа. У Яновской за кроваво-алым, будто из фантасмагорий Дэвида Линча позаимствованным занавесом выстроен целый китайский квартал, перенаселенный студентами корейской студии Щепкинского училища. Прическа у Стеллы - в японском стиле: волосы забраны в пучок и закреплены деревянными заколками. Плюс китайские ширмы, китайские колокольчики, фокусник-жонглер с флейтой, наигрывающий восточные мотивы... Как обычно, Генриетта Наумовна так увлеклась скурпулезным воссозданием придуманного ей контекста, что об авторском сюжете почти забыла и история утонула в шуме этого "восточного базара".

Яновская (то ли потому, что женщина и не хочет, чтобы ее режиссуру считали "женской") панически бежит всякой сентиментальности. В результате проникновенный, драматичный "Трамвай "Желание" в ТЮЗе играют как чернушную комедию - американский аналог Николая Коляды. Если Еремин углублял контраст между Стеллой и Бланш за счет "снижения" образа Стеллы, Яновская этот контраст нивелирует, "снижая" образ Бланш.

Ольга Понизова играет Бланш вульгарной бабенкой, которая не то что сочувствия не вызывает - когда ее забирают в психушку, она уже настолько раздражает и так успевает надоесть за три с половиной часа (несмотря на то, что Яновская обошлась без внедрения в текст пьесы фрагментов других произведений, ее спектакль длится минут на 40 дольше ереминского), что изоляция Бланш представляется наилучшим вариантом. Понизова и говорит с каким-то странным акцентом, проглатывая гласные, как это обычно свойственно людям с самого социального дна (а ведь сестры - девушки образованные, из семьи потомственных землевладельцев), и только слово "мальчик", говоря о своем погибшем муже-гомосексуалисте, произносит с манернейшим придыханием. Понаехала тут, понимаешь, чуть было не разрушила счастливую семью сестры... Впечатление эта Бланш оставляет примерно такое.

Уж на что Стэнли Валерия Яременко в спектакле Театра им. Моссовета не "мачо", но тот перезрелый гопник, грубый и крикливый, которого играет в МТЮЗе Эдуард Трухменев, как-то совсем превратно понимает, что такое "мужественность". Тут, правда, режиссеры все-таки продемонстрировали самобытность мышления: у Еремина Стэнли почесывает яйца, а у Яновской - задницу.

А еще ближе к финалу 2 акта обеих Бланш пробивает на цитаты из Чехова - но, опять-таки, из разных пьес. "Видеть жизнь не такой, какая она есть, и не какой она должна быть, а какой она представляется в мечтах" - вторит Косте Треплеву Бланш Евгении Крюковой в спектакле Еремина; "Покойная мама идет по саду..." - произносит реплику Раневской, поджигая макет "Мечты", Бланш Ольги Понизовой в постановке Яновской.

Нет, ну точно, идеальной Бланш была бы Рената Литвинова. Раневскую она уже сыграла...
маски

Валерия в "Звездном бульваре" с Ксюшей Собчак

Сегодня посмотрел на Ксюшу в новом качестве впервые, хотя выходит передача уже недели три и я сам писал анонс к ее выходу. Вполне пристойный телевизионный продукт, как, впрочем, и можно было ожидать. Ксюша, конечно, не Леонид Парфенов, зато в жанре "интервью кверху попой" (в эпизоде, где они с Валерией занимаются йогой) ей точно нет равных.

Главные недостатки этого проекта связаны не с Ксюшей, а с режиссурой (однообразной) и монтажом (скучным). И еще - в отсутствии оперативности, в чем "Звездный бульвар" катастрофически проигрывает "Историям в деталях" (он им проигрывает и во всех других отношениях тоже, но в этом - в первую очередь). Про съемки у Собчак Пригожин мне рассказывал месяца полтора назад - и к этому времени материал был уже давно отснят. А в эфир программа вышла только сегодня.
маски

Питер Уир

- непонятная для меня фигура в мировом кино. СТС сейчас затеял ретроспективу его ранних фильмов - на прошлой недели был "Пикник у висячей скалы", вчера - "Последняя волна" и сразу после нее еще и "Автомобили, которые съели Париж".
Collapse )