August 6th, 2005

маски

"Дорогая Венди" в "35 мм", реж. Т.Винтерберг

Сознательно пропустил показ "Дорогой Венди" на ММКФ с расчетом, что посмотрю его в своем любимом "35", но совершенно случайно попал тогда на фестивальную конференцию Томаса Винтерберга. Просто зашел глянуть - и уходить не захотелось, настолько интересным и симпатичным во всех отношениях человеком Винтерберг оказался. Помимо всего прочего рассказал, что привез в Москву детей и жалеет, что сам приехал так поздно, потому что его родители были социалистами и, не зная правды о жизни в СССР, относились с интересом ко всему русскому и передали этот интерес ему. Даже если бы я до этого не успел дважды (в прокате и по телевизору) посмотреть "Все о любви", все равно пришел бы к выводу, что такой милый человек не может снимать плохих фильмов.

"Дорогая Венди" - совершенно замечательный фильм с выдающимся молодым актером Джейми Беллом, который блестяще сыграл главные роли в двух конкурсных фильмов последнего ММКФ (кроме "Дорогой Венди" был еще великолепный "Чамскраббер") и на любом другом фестивале наверняка получил бы приз как лучший актер хотя бы за одну из них. У Томаса Винтерберга и Арье Позина в "Чамскраббере" (я писал о нем подробно "по горячим следам: http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/350829.html?nc=8, а осенью ЦПШ все-таки собирается выпустить его в ограниченный прокат) Белл сыграл очень разных, но в чем-то схожих американских подростков (в сценарии фон Триера герой был на 12 лет старше, Винтерберг превратил его в мальчишку и фильм за счет этого сильно выиграл). Герой "Чамскраббера" живет в мире абсолютного благополучия, герой "Дорогой Венди" - в бедном шахтерском городке, но и тот и другой бегут от окружающей действительности в свой вымышленный мир. Дик из "Дорогой Венди" - пацифист, влюбившийся в оружие и создавший что-то вроде тайного общества "Дэнди", где он и его друзья-подростки тренируются в стрельбе, разрабатывая при этом сложные ритуалы обращения с оружием: пистолеты у них по большей частью старинные, с богатой предысторией, у каждого - свое имя и свой персональный хозяин... Со временем к группе вооруженных пацифистов присоединяется внук чернокожей горничной Дика - Себастьян, уже застреливший человека, но выпущенный на поруки. Когда ребята решат проводить выжившую из ума бабушку Себастьяна в гости к ее кузине, та в ответ на помощь полисмена уложила его из обреза. Все закончилось плохо - подростков перестреляли полицейские, хотя детки постарались продать свои юные жизни подороже. Дика убивает Себастьян. Выстрелом в спину - из его любимой "Венди". Дик так хотел - если принять смерть - то от Венди. Сам он, правда, по отношению к стрельбе по живым мишеням не употребляет слова "убивать". Он говорит - "любить".

Отношения героя и его любимого револьвера Винтерберг поворачивает самыми разными гранями - от кровно-родственных и сексуально-фетишистских до метафизических и ритуально-религиозных, не сводя их до конца ни к одному из этих аспектов. Что особенно в этом фильме замечательно - Винтерберг не занимается агитпропом и призывы к запрету свободной купли-продажи оружия в США не входят в его художественные задачи, и вместе с тем счастливо избегает и псевдоэстетизма, и псевдофилософичности (в этом плане, несмотря на некоторое сюжетное сходство, "Дорогая Венди" не имеет ничего общего с "Макаровым" Хотиненко, и это еще одно достоинство фильма). Винтерберг не красуется и не умничает. Он рассказывает историю - внятную, занимательную, по-своему красивую, эффектную, с неожиданными поворотами, и результат его работы безупречно профессионален по форме и глубок (но неоднозначен) по мысли.

Примечательный момент: "Венди" была куплена Диком в подарок для внучка его чернокожей домработницы. Но в последний момент вместо оружия Дик подарил ему книгу. "Портрет Дориана Грея". Сокращенное издания с вырванными последними 20 страницами.

С 11 августа "Дорогая Венди" - в ограниченном прокате, только в "35 мм".
маски

Партизанское

Доехал до "Электрозаводской", поскольку "Семеновская", пункт моего сегодняшнего назначения, с мая закрылась на годичную реконструкцию. И тут объявляют: "Следующая станция - "Партизанская". Вышел из вагона - и остался стоять на платформе.

Я довольно часто и с гордостью (обычно мне не свойственной) говорю, что могу нарисовать схему московского метро с закрытыми глазами. И это правда. С указанием всех станций и подробным комментарием, где какие переходы, какие удобные, какие не очень, где короткие перегоны, где длинные, и на каких станциях располагаются депо. Тем более если дело касается северо-восточного хвоста Арбатско-Покровской линии, которую у меня в свое время была возможность изучить во всех деталях. И вдруг - совершенно новая станция. На том месте, где раньше всегда был "Измайловский парк".

Не выдержал - сел в следующий поезд и проехал еще одну остановку. Нет, крыша у меня съехала не окончательно - на стене остались заметные следы от букв, складывающиеся в надпись "Измайловский парк". Хотя поверх уже выложено: "Партизанская". А вот на схемах - привычное название.

С чего бы это вдруг станцию переименовали? Чтобы не путали "Измайловский парк" с "Измайловской"? Так уж, поди, привыкли за столько лет-то. И тогда, следуя этой логике, надо "Филевский парк" тоже переименовывать - потому что есть еще и "Фили". Но топонимику Филевской линии, вроде, пока не трогают.
маски

"Земля мертвых" реж. Дж. Ромеро

Мертвецы лезут отовсюду: фильмов о том, как все живые умерли, а все мертвые ожили, как-то слишком много. "Пираты Карибского моря", "Ночь живых мертвецов" - а с другой стороны "28 дней" и тому подобное. "Земля мертвых" от прочих подобных произведений отличается еще одним обстоятельством. Если в том же "Рассвете мертвецов" (если я правильно понимаю, Джордж Ромеро в свое время снял оригинал "Ночи живых мертвецов", по которому позже выпустили римейк) история сводится к тому, что мертвяки всех покусали, то "Земля мертвых" - это дикий гибрид ужастика с социальной антиутопией в духе Рэя Брэдбери какого-нибудь. То есть мертвецы не сами по себе безобразничают, а на фоне обострения классовой борьбы, и даже более того - косвенно способствуют частичной победе трудового народа над эксплуататорами. Нет, серьезно - главный злодей, хозяин и властелин огороженного от "земли мертвецов" живого мегаполиса, выглядит и ведет себя так, будто сценарий фильма писал Сергей Михалков, а арт-директорами поработали Кукрыниксы. Ромеро, часом, не выходец из семьи пострадавших во время маккартизма коммунистов? Это ж надо умудриться - снять триллер о живых мертвецах в полном соответствии с канонами соцреализма! Положительный герой - тоже честный трудяга, которого надули буржуи-кровопийцы, а вообще он для людей старается, выезжает в рейды на броневике "мертвецкого патруля" и пополняет запасы города живых, которые богатеи-паразиты по большей части присваивают себе. Мертвецы, в свою очередь, тоже ведут себя как сознательные пролетарии - кого попало не едят, а некоторые, лучшие из них, даже проявляют интерес к самообразованию и самообучению - на своем, мертвецком уровне. Для полноты картины не хватает следующего сюжетного хода: у положительного героя, сознательного трудяги, обнаруживается мертвая мать - поначалу просто непросвещенная полуразложившаяся старуха, но постепенно, под живительным влиянием идей социальной борьбы за лучшую долю трудящихся, она становится сознательным товарищем и начинает вести агитацию в среде покойников. Голова повязана, кровь на рукаве, след кровавый стелется по сырой траве...

Все бы ничего... но какие же они некрасивые, эти мертвецы - у них отвратительная кожа, плохие зубы, к тому же они ужасно непластичные. Лучше бы режиссеры снимали триллеры про роботов или клонов - они намного сексапильнее! Хотелось бы дожить до выхода в прокат "Острова" с Эваном МакГрегором и Скарлетт Йохансон.
маски

"Король забавляется" В.Гюго в Театре им. Гоголя, реж. С.Яшин

Безобразие, которое творится на сцене этого театра (я не только про этот конкретный спектакль, я вообще) может быть оправдано только тем, что его все равно никто не видит - зрителей тут почти не бывает. Сам я не был в этом заведении больше двух лет (последние работы, которые смотрел здесь - "Черное молоко" и "Марлени", хотя до этого видел и "Записную книжку Тригорина" Уильямса, и "Петербург" Белого на малой сцене, и даже "И эту дуру я любил" Яхонтова, но это совсем давно было, почти десять лет назад). Сам факт, что худрук театра, который и так не пользуется популярностью, берется за архаичную романтическую драму, сюжет которой еще и известен любому более-менее грамотному зрителю хотя бы по опере "Риголетто", да еще выбирает такой же архаичный, как сама драма, перевод Павла Антокольского, уже ничем не объясним. Но то, как он с этой пьесой обращается, не лезет ни в какие ворота. Если сознательная эклектика в оформлении и костюмах - это просто штамп (в чем ничего хорошего тоже нет - но черт с ним), то полное отсутствие вкуса в подборе музыкального оформления катастрофично для общего впечатления: в спектакле о короле Франциске, горбатом шуте Трибуле и его дочери Бланш, действие которого разворачивается в средневековом Париже, частично - в Лувре, разве что "Калинки-малинки" не хватает, а так - и классика французского шансона (лейтмотив представления - "Опавшие листья"!), и аргентинское танго, и ирландская чечетка... Просто разыгрывать стихотворный текст по ролям Яшин считает делом недостойным, а на осмысление текста у него не хватает не только режиссерского дара, но и элементарного общечеловеческого образования (Яшин - старичок, органично сочетающий в себе худшие черты наших молодых режиссеров, которые у самих молодых, как правило, все же присутствуют по отдельности: они либо талантом не блещут, либо эрудицией не отличаются, а Сергей Иванович - просто "два в одном"). Поэтому стишки Антокольского-Гюго становятся материалом для драмкружковских упражнений, по сравнению с которыми экзерсисы Брусникиной - настоящий театральный авангард. Предложить что-то радикальное - пусть лажовое, пусть идиотское (я уже на все согласен), но хотя бы оригинальное, Яшин не в состоянии. При всех его потугах "актуализировать" музейный текст, спектакль сводится к "романтическому обличению пороков французской аристократии и жестокости нравов королевского двора, а также утверждению достоинства "маленького человека". Это даже не смешно.

Уровень актерских работ вообще не обсуждается - тоже архаика, так играли в плохих театрах в 50-70-е годы. Андрей Зайков в главной роли демонстрирует такой "романтический пафос", что хочется убежать в туалет поблевать. Бланш играет Алла Каравацкая - дебелая бабенка, из которой романтическая героиня со склонностью к самопожертвованию - как из меня балерина. Сейчас так даже в плохих театрах не играют, просто не могут себе позволить такой роскоши. Яшин и его артисты могут себе позволить - все равно же никто не видит.
маски

Секс моей мечты

Сначала включил фильм "Да здравствует синьора" по "Культуре". Этот прекрасный изящный фильм Эрмано Ольми о мальчике-официанте, обслуживающем в горном замке юбилей знатной старухи я впервые увидел больше 10 лет назад, когда шли ретроспективы к 100-летию мирового кино. Посмотрел полчаса - переключил на любимый наш с вами сериал. Закончилась одна серия и началась вторая - "Секс моей мечты".

- С ним я могу быть такой, какая я есть.
- То есть еврейкой?

Пока Шарлотта пыталась принять иудаизм, Саманта клеила офигенного официанта из ресторана для любителей сыроедения.

В рекламных паузах глянул на "Русский век" Караулова - там Лидия Смирнова:

- Мужчины от меня сразу хотели семьи, уюта, вкусно поесть... А я не успевала опомниться от новизны чувств...
Смирновой тоже можно поверить - она, как известно, "женщина ученая"...

К чему это я? Да вот, решил вслед за ними за всеми тоже признаться:

Я давно мечтаю переспать с официантом!
маски

Теракт

Мама рассказала.
Ехала в метро, сидела рядом с металлическим поручнем. Тут какая-то тетка завопила: "Сумку оставили!" Все переполошились, кто-то дернул стоп-кран. Мама как сидела, та, когда вагон резко остановился, и ударилась головой о поручень. Говорить, хорошо еще, что ухом - искры из глаз посыпались, ухо распухло, но, по крайней мере, кажется, без сотрясения обошлось. Хотя к врачу стоит сходить все равно.

Дураки - страшнее любых террористов.