June 23rd, 2005

маски

"Дура" реж. М.Коростышевский, премьера в "Пушкинском", ММКФ

Из двух сестер-двойняшек одна, Лиза (Регина Мянник) - средней руки актриса, а другая, Уля (Оксана Коростышевская) - вследствие родовой травмы инвалид, умственно неполноценная, "дура". После смерти матери опека над больной сестрой досталась здоровой, а хлопот много: "дура" Уля то автомобиль крутого начальника испортит, а сестре потом отступной по копейкам собирать, то себя покалечит, то сболтнет лишнего и испортит сестричке и без того не блестящую карьеру. Актриса случайно знакомится с писателем-неудачником Сашей (Евгений Редько). Он пытается сочинять женские романы - не слишком умело. Тогда за основу своего произведения он берет реальную историю своих отношений с сестрами - актрисой Лизой и больной Улей. Уля, глотающая любовные романы и исповедующаяся бюсту Ленина, естественно, в писателя Сашу влюбляется, хотя до этого была поклонницей коллеги сестры по театру (этого неплохо сыграл Дмитрий Шевченко, кроме того, в сценарии его эпизоды очень выигрышно прописаны: "Цветы протухли. Мне их поклонница приносит." - "Это та, которая больная?" - "Ну и что? Зато постоянная!"). Но издатель требует от писателя Саши вместо хеппи-энда смерти героини-инвалида: "Домохозяйки будут рыдать!" И действительно - Уля неожиданно умирает от кровоизлияния в опухоль мозга. Конец фильма.

Вроде бы все не так уж плохо: сценарий хороший, остроумный, актерские работы, если не считать совсем никакого Балуева в роли театрального режиссера Баширцева и блеклого исполнителя главного героя Евгения Редько (актер РАМТа), замечательные, в том числе и образ Ули, созданный Оксаной Коростышевской если и не феерично, но на удивление достойно. Впрочем, актерскую планку картине задает Ольга Волкова. Играет она старую актрису-травести Татьяну Ивановну. В том театре, где работает одна из сестер, Татьяна Ивановна всю жизнь выходила на сцену в сказках, переодетая в мальчика. Тут она квасит с утра и падает пьяная со сцены в зрительный зал - однако делает все это так, что каждое ее появление на экране зал встречает хохотом и взрывом аплодисментов. Ольга Владимировна сидела на премьере прямо за мной и я посматривал на ее реакцию. Но и без того понятно, что в этой роли много от нее самой: великая же актриса, а за всю жизнь в кино только раз сыграла роль, достойную своего таланта на сто процентов - в "Небесах обетованных" Рязанова (в театре, правда, ей везло чуть больше - но ненамного). В "Дуре" онапосмеялась над собой, как мало кто способен.

При этом при всем фильм оставляет чувство неловкости. Полтора часа смеялись над больной женщиной - а потом она умерла... Если это трагикомедия, то у ее авторов - проблемы и со стилем, и со вкусом. Я от Коростышевского, который раньше как режиссер вообще ничего не снимал, и не ждал новой "Осенней сонаты" (хотя по сюжету фильм явно перекликается с бергмановским шедевром, и это вряд ли случайно - все ж умные, все ж продвинутые, интеллектуалы все ж, хоть и хотят быть любимыми народом при этом). Но художественной логики могло бы быть побольше. А то получилось что-то вроде цирка имбецилов, где артисты, кроме всего прочего, выступают "до полной гибели всерьез".

Проходя на свое место в зале, споткнулся о Соседова и черт дернул меня спросить его про "4" Хржановского и "Бедных родственников" Лунгина, на показе которых видел его.
- "4" - это при всей психопатологичности - настоящая эстетика, а "Бедные родственники" - для такой быдлятины... - высказался Сережа. Поскольку мой взгляд на оба эти фильма принципиально иной:
http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/343473.html?mode=reply
http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/343805.html?nc=8
спорить даже было не о чем, да и некогда. Однако в два часа ночи, на афте-пати в уродском псевдогламурном "Шоколаде", уже после того, как продюсер Лариса Исаева провозгласила тост "Все мы дуры! Да здравствуют дуры!", я поинтересовался у Сережи и мнением по поводу фильма. И что же услышал? Услышал: "Я в восторге!"

Может, и правда - "домохозяйки будут рыдать"? А я зря сомневаюсь?
маски

"Космос как предчувствие" реж. А.Учитель, ММКФ, конкурс

Дуэт Миронова и Цыганова производит очень странное впечатление. Не знаю, задумано ли так, или только в моем больном воображении благодаря известной репутации Евгения Миронова возникают подобные фантазии, но отношения их героев - Виктора и Германа - развиваются, в общем-то, как роман, при том, что никакой гомосексуальности в тексте, естественно, нет (если не считать предположения героини Ирины Пеговой: "А твой Герман - не этот, как его, не пидарас?") Начинается все с того, что тренер по боксу приставил Виктора (а он, к тому же, еще и повар!) присматривать за новичком Германом, подозревая последнего, и не без оснований, в политической неблагонадежности. Не заметить, что Герман собирается удрать за границу, мог только ослепленный: карта СССР с отмеченными на ней красными флажками приграничными точками, радиоприемник, настроенный на западные волны, тренировки по плаванию в холодной воде, приезд в приграничный портовый город (вообще-то именно так изображали "антиобщественный элемент" в советских фильмах начала 1950-х - может, Миндадзе шел на сознательную стилизацию?). Герой Миронова, однако, ничего такого не заметил. Он так увлечен своим новым другом, что копирует его буквально во всем: употребляет в речи те же словечки, слушает ту же музыку, отпускает такие же усы. Его девушка (Пегова) уходит к Герману -он отпускает ее легко и только просит, чтобы Герман не уезжал. Наконец, Виктор свято уверовал, что Герман - засекреченный пилот, который готовится к полету в космос. Тогда как на самом деле Герман на зоне познакомился с политзаключенным и решил сбежать из СССР, но побег его в фильме не удался - утонул Герман в Баренцовом море. А Виктор решил, что он в Космос улетел. Такой "Восток-Запад", взгляд с русского берега.

"Космос как предчувствие" разительно отличается от фильмов, которые Учитель делал с Дуней Смирновой. Та работала с текстом, и СЛУШАТЬ "Дневник его жены" и даже "Прогулку" было одно удовольствие (большее, чем смотреть). Миндадзе предпочитает выражаться через подтекст - но поскольку мысль, читаемая между строк, невнятная и неглубокая, получается какая-то ерунда. Особенно в финале, когда авторы, устав сами от ложной многозначительности, вдруг бросают зрителю неожиданную подачку: Виктор, отправляясь в Москву на поезде, встречает попутчика - молодого улыбчивого пилота Юрия (в этой эпизодической роли - отличный актер Театра на Таганке Дмитрий Муляр), принимает его за одного из "засекреченных", кормит пирожками, передает привет Герману и спрашивает: в космос-то когда? Тот - ни сном ни духом: какой такой космос, еще и на серьезных самолетах не летал. И - убийственный эпилог: 1961 год, проезд кортежа Юрия Гагарина, чуть ли не под колеса кабриолета бросается Миронов с букетиком цветов и звучит песня "Летят перелетные птицы". Наверное, это очень глубокий и тонко сделанный фильм. Даже наверняка так. Но такие фильмы - как космический вакуум: вроде и бесконечно глубоко, и притягивает - а пусто и холодно, воздуха нет и плавает все, как в невесомости.

Впрочем, не уверен, что поверни Миндадзе и Учитель этот сюжет как историю любви Виктра и Германа в условиях постсталинского тоталитаризма, получилось бы лучше.
маски

"Парниковый эффект", реж. В.Ахадов, ММКФ

Жениха хотела - вот и залетела; приехала к жениху в Москву - украли все документы, ночевать негде, жених тоже где-то потерялся. История Риты (Елены Поляковой) драматургом Олегом Антоновым высосана из пальца. Рита ночует в парнике вместе с подростком , у которого друг-грек в реанимации, а у друга - дедушка с бабушкой в Греции, свой дом на холмах, оливы... (ну правильно - в Греции же все есть). История отношений Риты с ее малолетним поклонником (а мальчик к ней очень привяжется) ведет к тому, что когда "грек" умрет после неудачной операции, а из парника их погонят, парень ограбит кассу ночного магазина, а деньги отдаст Рите. Она поедет в Греции, найдет там домик дедушки и бабушки грека (которые тоже уже умерли), будет там жить под сенью олив и писать своему другу письма в колонию для несовершеннолетних.

Замечательный фильм. Это как в случае с хористами, когда правда вымысла выше правды жизни. Мальчик-исполнитель главной роли - потрясающий. Условность не только сюжета, но и изображения - абсолютная, вплоть до того, что у героини, по словам ее приятеля, голова такая грязная, что "в ней скоро птицы заведутся", но тело при этом - гладенькое такое, продепилированное везде, где положено. В кино так и надо, по-моему.