May 1st, 2005

маски

"Месть мертвецов", "Потомство Чаки"

В "Мести мертвецов" главный герой - кровища. Она мало того что чуть ли не в зал с экрана хлещет, так и еще и двигает сюжет: сама слушает, сама видит, сама мстит и убивает. А как иначе, если половина персонажей - мертвецы (голые, все в крови, они бродят и изредка говорят разными, но одинаково замогильными голосами), а другая половина - живые, которые хуже любых мертвецов, поскольку ничего не соображают и действий своих не контролируют, а главное, начисто лишены индивидуальных характеристик. Мертвецы встали из могил, воплотились целым коллективом в одно тело и мертвой кровью угробили седую старушку, отомстив ей таким образом за свою смерть (а старушка-божий одуванчик и в самом деле - кровожадная убийца, погубившая не один десяток людей, причастных к постройке плотины, из-за которой, по мнению бабули, погибли ее муж и дочь - вам еще не страшно?). Собственно, кроме этого "одиночества" крови и малоэстетичного зрелища мертвяков (хотя если главного малолетнего мертвяка, на котором весь фильм из одежды - только чужая кровь, отмыть как следует - на него было бы приятно посмотреть) ничего в "Мести мертвецов" нет. Даже истории как таковой нет - ни начала, ни конца.

"Потомство Чаки" - это примерно то же самое, только чуть повеселее. Сказка про Буратино, пересказанная для садистов, причем не по первому разу пересказанная. Удовольствие это, вероятно, рассчитано на утомленных киноманов, которые среди фонтанов искусственной крови и муляжей отрубленных голов по-детски радуются, поминутно угадывая одну цитату за другой. Похоже на радость от узнавания в "Детях Розенталя" (с которыми у "Потомства Чаки", между прочим, и визуально много общего) мотивчиков из классических опер. Вот я хоть и не киноман никакой, но тоже узрел в фильме много чего знакомого - от "Психоза" Хичкока до "Матрицы" и "Пиратов Карибского моря". Удовольствия этого мне хватило минут на 20, а дальше приемчики приелись и стало тоскливо. Захотелось не просто зрелища кукольной мясорубки, а движения мысли - хоть какой-нибудь, хоть куда-нибудь. Вместо этого персонажи один за другим просто истекли клюквенным соком. И заплакали девочка и мальчик, и закрылся веселый балаганчик.
маски

"Дровосек" реж. Николь Кассель

Очень боялся, что будет что-то вроде претенциозного и занудного "Сына" братьев Дарденн и уже на второй минуте захочется, чтобы главный герой, вышедший из тюрьмы после 12 лет заключение за совращение малолетних, снова кого-нибудь совратил, и чтобы процесс показали подробно и крупным планом. Но все оказалось совсем не так. "Дровосек" - это некоммерческая версия "Таинственной реки", сходство, заданное уже присутствием в кадре Кэвина Бейкона и темой педофилии, ближе к развязке сюжета становится просто навязчивым. Но это фильма не портит, даже наоборот, в нем есть все, чем хороша "Таинственная река", но при этом "Дровосек" лаконичнее, аскетичнее, сдержаннее внешне и глубже по сути. Однако только проникаешься приятным чувством причастности к "искусству не для всех", как герой начинает вытворять черт знает что: избивает маньяка-гомосексуалиста, наметившего себе в жертву мальчика из школы по-соседству, отказывается от притязаний на благосклонность девочки, которая ему нравится, узнав, что ее домогается собственный отец, наконец, решает связать свою жизнь с подругой по лесопилке, на которую попал после тюрьмы. У дамочки свои проблемы - ее в детстве один за другим три родных брата насиловали. Вкупе с девочкой, на которую покушается родной папа, из всего этого, по хорошему-то, должна получаться серьезная, тонкая история о невозможности провести четкую грань между психической нормой и отклонением, о том, что норма в ее идеальном, идеалистическом понимании, копни только поглубже, в природе встречается куда реже, чем кажется, если вообще встречается. Получилась же история о раскаявшемся педофиле, который отсидел в тюрьме, искупил вину (вина не отрицается! - и это уничтожает все лучшее в этом фильме), встал на путь исправления и заслужил доверие общества; о том, что к тем, кто вышел на свободу с чистой совестью, стоит относится терпимее и гуманнее.
маски

Джордж Ровалдс

все-таки не просто так ночами вокруг моего дома ходит - он, оказывается, живет в том же подъезде, что и я. Сегодня столкнулся с ним у лифта - он заходил в подъезд с каким-то пидарасиком.
маски

Надо было остаться дома и смотреть трансляцию открытия Пасхального фестиваля по телевизору

Тогда можно было бы послушать музыку в более приличном варианте (а то в Светлановском зале звук так "хорошо" отстроили, что на "Колоколах" Рахманинова голоса солистов просто "утонули" в хоре), без скрипов камер-тележек и старушек-халявщиц. А можно было бы вообще не слушать - я не люблю оркестровые сочинения Рахманинова (за исключением фортепианных концертов), а Первую симфонию почему-то особенно, во всем академическом репертуаре, не считая опусов Римского-Корсакова (которого сегодня тоже играли - танец из "Снегурочки" на бис) испытываю к ней особо негативные эмоции, прежде всего в отвратительно-помпезному финалу, уже писал об этом когда-то (кажется, в комментариях sermal'у). Вот и Ксюша Собчак на второй части симфонии слиняла - видимо, бежала от невыносимой "мелодизированной скуки", как отзывался о Рахманинове Маяковской (а может, просто на другую тусовку спешила).