March 16th, 2005

маски

"Заложник"

Визуально фильм выстроен как стилизация под компьютерную "игрушку", только актеры при этом играют своих "виртуальных" персонажей как в традиционном психологическом театре. Причем абсолютно все персонажи разработаны максимально подробно, вплоть до детей (их в фильме трое - дочь Джеффа и брат и сестра в захваченном доме), чернокожей полисвумен, доктора-реаниматолога, не говоря уже про героя Уиллиса и трех парней, захвативших дом бухгалтера преступного синдиката - за каждым выстраивается характер, судьба. Но главный трагический персонаж в этой истории - как ни странно, не бывшей спецназовец и переговорщик (Брюс Уиллис), а один из "плохих парней" - Марс (Маршалл). К сожалению, не знаю имени актера. Но его персонаж в это кино попал из фильмов совсем других жанров - может, из мистических триллеров, может, из ранних экзистенциальных драм Годара и Бертолуччи. Именно он, с его пугающим, "инфернальным" обликом - а не Уиллис или его противники, то ли настоящие, то ли фальшивые агенты ФБР - главное звено "пищевой цепочки" (как выразился один из таинственных преступников), хотя "цепочка" в фильме выстроена таким образом, что исходного и конечного, сильного и слабого звена в ней нет. Каждый, вне зависимости от должности, статуса в обществе, семейного положения и размеров банковского счета - заложник судьбы. Откуда исходит зло и где оно иссякает - проследить невозможно и никто не знает этого, как непонятно, кто же на самом деле были люди в масках. Тайна зла, возможно, известна Марсу - но он ничего не скажет, бессловесно растворится в пылающем огне.
маски

"Бой с тенью" (премьера в "Пушкинском")

Странная технология для блокбастера: сначала сварганить плоский сценарий, а потом пытаться выколотить из него хоть какие-то пылинки смысла. Поначалу режиссеру Сидорову это даже удается - фильм приятно разочаровывает по сравнению с рекламным роликом. Любопытная тенденция: западные фильмы, особенно европейские, чаще всего оказываются хуже, чем обещала реклама, а российские зачастую наоборот - видимо, снимать кино русские режисскеры умеют, а вот рекламировать его пока не очень. Зато со всеми спонсорами, включая информационных, рассчитались отдельными эпизодами.

Нет, правда - не все так плохо. Мужские роли почти все удались. Кроме юного Макаревича (или я просто так сильно не люблю его папу, что и Ваня не показался мне гением) и Андрея Панина: сколько ж можно играть одинаковых кинозлодеев? Это при том, что Панин - потрясающий театральный актер в спектаклях Козака он - первая скрипка, в "Академии смеха" переигрывает Фоменко в легкую, а в "Трое на качелях" - еще и Феклистова. Остальные - Никифоров, Шевченко - отработали грамотно, чего не скажешь про Панову в роли Вики, бывшей наркоманки и возлюбленной главного героя. Отдельное сожаление, что так быстро убили героя Никиты Зверева. Мог бы еще поиграть. Музыка шелыгина замечательная - но он бы не смог плохую написать, даже если бы захотел.

Главная проблема фильма - сценарий. Причем даже не в диалогах и поворотах сюжета, хотя на последних 40 минутах фильм слишком уж сильно смахивает на сериал, причем даже не "Бригаду" какую-нибудь, а на какой-нибудь бразильский типа "Моя вторая мама. Во-первых, Сидорову катастрофически не удаются образы "положительных милиционеров" - как не удавались Гоголю "положительные помещики". Как ни старался он, следственная бригада у него все равно выглядит кучкой недоумков дегенеративного вида, лишенных интеллекта и интуиции и необаятельных не только на фоне главного героя-одиночки, но даже по сравнению с талантливым мафиози-Паниным, за которым, в отличие от ментов - и судьба, и личная трагедия, и сложная внутренняя жизнь. А во-вторых, неуместные, режущие глаз параллели с "Ричардом III" Шекспира, в финале доходящие до полного маразма (перестрелка по ходу спектакля на открытом воздухе) только портят простенький боевиковский сюжет, нагоняют на пустом месте ненужного пафоса, затягивают фильм, не превращая его при этом (как мечталось, видимо, Сидорову) в шедевр авторского кино. Уж лучше, как привычно, прикрывать срам иронией (чем Сидоров тоже, прямо скажем, не брезгует), чем мировой классикой.

Перед сеансом в "Пушкинском" на специально установленном надувном ринге устроили показательный боксерский бой. Боксировали, правда, какие-то уж очень фотогеничные мальчики. Наверное, нанятые стриптизеры.
маски

День рождения Арины Крамер

- А у этой старой толстой лесбиянки еще и муж есть?
- Ага, причем стройный и молодой.
- И голубой...
- Тебя-то что волнует?
- В данном случае только то, что я - не старая толстая лесбиянка.
маски

"Пять вечеров": Мезальянс

Одна из самых удачных программ за последнее время. История принца Чарльза и Камиллы заслуживала, конечно, более удачных параллелей, чем Андрей Кончаловский и Авраам Руссо. А Камилла - потрясаяющая, видимо, женщина: больше 30 лет любить, терпеть эту расфуфыренную проститутку Диану, всеобщую любимицу... Наконец получила возможность выйти замуж - и снова подгадили с церемонией.

А тетка, которая написала книжку про Рублевку, хоть и страшила, а не дура. "Неравный брак - это когда неравная любовь" - красиво и справедливо.

КСТАТИ
в сегодняшней "Антенне-Телесемь" - мой материал "Пять вечеров. За кадром".

ЦИТАТЫ
*- Мы даже сделали рекламную фотосессию программы в Пушкинской библиотеке - рассказал "Антенне" Андрей - где я стою в очках с томом Большой Британской энциклопедии в руках. "Он становится серьезнее" - гласил лозунг на плакате, который, однако, публика не увидела. Дело в том, что по замыслу дизайнеров между полками книг располагались лица людей - героев программы. Когда посмотрели на получившуюся в результате картинку - пришли в ужас: перед глазами предстало зрелище отрубленных голов, разложенных на книжных полках, между которыми, как доктор Лектор из "Молчания ягнят", стоял с серьезным видом и книжкой в руках я. Разумеется, плакат "забраковали".
*Не все "счастливцы" остаются довольны исполненными желаниями - вспоминает Андрей Малахов. - Одна девочка из Эвенкии мечтала посмотреть Москву и побывать в роли Снегурочки. На новый год мы ее вместе с бабушкой пригласили в столицу, показали достопримечательности, подарили костюм Снегурочки от модельера Виктории Андреяновой и целую коробку шампуня. Дело в том, что у девочки были очень длинные волосы, на их мытье расходуется слишком много
шампуня и многодетная семья с трудом осиливала эти траты, поэтому решили волосы остричь. Мы спасли косу девочки. И что же? Бабушка девочки была возмущена: "А где норковая шуба? А где ключи от машины? И это, по-вашему, исполнение желаний?"