February 3rd, 2005

маски

"Русское" Александра Велединского по Эдуарду Лимонову, большой зал "35 мм"

Новый день по старому сценарию: прямая линия в редакции (на этот раз - с Николаем Расторгуевым, что достойно, по-хорошему, отдельной записи, но нет сил), интервью, кинопремьера.

Ну и какое я право имею после этого требовать "внутреннего содержания" от фильмов Кар Вая, если в собственной повседневной жизни его не в состоянии обнаружить?

Две кинопремьеры день за днем - это слишком, если учесть, что я подобные мероприятия терпеть не могу. Но, во-первых, звали очень любезно и лично (вчера на пресс-показе Агьона), во-вторых, премьера проходила в большом зале моего любимого "35 мм". В-третьих, среди участников мероприятия должен был быть (и действительно присутствовал) исполнитель роли молодого Эдички Лимонова Андрей Чадов.

Забавная традиция: на премьерах голливудских блокбастеров фуршет устраивают до фильма, на премьерах фильмах российского производства - после сеанса. При этом кормят и поят после русских фильмов гораздо лучше, чем перед американскими и европейскими. Логика организаторов очевидна. Западный блокбастер публике интересен сам по себе, и смотреть его будут по-любому - зачем же лишний раз тратиться? Слегка выпили, чуть-чуть закусили (это чтобы никто совсем уж не буйствовал после выпитого) - и вперед, приобщаться к общечеловеческим ценностям. Если же поить перед русским фильмом - до конца мало кто досидит. Зато после - надо как-то отблагодарить зрителя за долготерпение, в другой-то раз могут и вообще не прийти!

Отблагодарили от души - оголодавшие за два часа зрители даже не смогли все припасы "освоить". Но, как ни странно, хочется и о фильме кое-что сказать, он того стоит. Неплохой получился фильм. Не выдающийся - не во всем грамотный, не до конца искренний, не слишком демонстрирующий заинтересованность режиссера первоисточником (Велединского вдохновляла не столько проза Лимонова сама по себе, сколько литературно-живописные коннотации, возникающие вокруг образа психбольницы, где до юного самоубийцы Эда Савенко обитали Врубель, Гаршин и Велимир Хлебников: неудивительно, что у зарешеченного окна Эд видит во сне "сокамерника" по "тихой палате" - героя Виктора Ракова - в образе и позе "Демона сидящего", постоянно звучат "будетлянские" стихи, ну а кроме того, телевизор в красном уголке психушки, который после короткого сеанса запирают в клетку - это явно метафорический привет стоявшему у истоков кинопроекта "Русское" Евгению Киселеву, который, кстати, на премьере тоже присутствовал.). Но работа достойная. И актеры замечательные - все, а практически все роли в фильме, кроме главной - в той или иной степени равнозначные "эпизоды", первых и вторых планов нет - можно давать изобретенный когда-то под "Свадьбу" Лунгина приз за актерский ансамбль. Дюжев- философствующий алкаш, Раков - философствующий шизик, капитан милиции Стеклов, главврач психушки Галина Польских и психиатр из Москвы Валерий Баринов, родители героя - Евдокия Германова и Михаил Ефремов, наконец, возлюбленная - Ольга Арнтгольц. Но фильм держится, конечно, на Чадове. Бывают же такие симпатяги такими потрясающими талантливыми! (Вот, кстати, не сказал бы того же о Баршаке и Федорове, которые тоже среди гостей ходили - ребятки милые, но до Чадовых - что до Андрея, что до Алексея, им далеко). Андрей Чадов, кажется, может все, что нужно, сыграть одними глазами. И играет! Это видеть надо. И это действительно стоит увидеть.

А вот сам обещанный старенький Эдичка, которого все ждали, на премьере так и не появился.
маски

Короткая память

В ночных новостях "Первого канала" почти всю программу отдали сюжету "Короткая память" и его обсуждению. Тема - национализм поднимает голову в бывших прибалтийских республиках. Факты, как мелодии в музыкальной шкатулке, одни и те же, известные наизусть: русский язык притесняют, эсэсовцы маршируют, Кононова судят... Ну к этому все, допустим привыкли. Но сегодня, кажется, впервые в официозных новостях прозвучали интонации настолько агрессивные, что даже сумасшедший Леонтьев в своей "Однаке" таких не допускает. Повод - нежелание (якобы) руководителей прибалтийских стран участвовать в московских празднествах 60-летия победы.

- Почему бы России не стукнуть кулаком по столу и не напомнить прибалтам, что РОССИЯ - ВЕЛИКАЯ СТРАНА?! - спрашивает ведущий (не гость!) программы Петр Марченко.
- У нас есть рычаги давления на них, прежде всего экономические - отвечает ему "эксперт" Вячеслав Никонов (внук Молотова, при непосредственном участии которого и совершалась советская оккупация Прибалтики). - И к тому же в республиках многочисленная и хорошо организованная русская диаспора, которая еще скажет свое слово.

А от следующей фразы Никонова я чуть не задохнулся: "Независимые прибалтийские государства должны понимать, что они возникли не в результате своего внутреннего сопротивления, а потому, что НА ТО БЫЛА ВОЛЯ РОССИИ. Мы все помним, как это происходило."

Я вот почему-то помню совсем другое. Мне, конечно, не так много лет тогда было, но я хорошо помню, как долго горбачевские съезды и советы голосовали вопрос о переводе прибалтийских республик на так называемый "региональный хозрасчет" и чем это голосование закончилось. И кадры событий в Вильнюсе и Риге 1991 года я тоже помню. А внук Молотова, значит, не помнит. У кого ж это, интересно, память короткая?

У меня была очень близкая подруга, трагически погибшая в 2002 году - мы были знакомы с ней, сколько себя помню. Когда ей было 6 лет, вместе с родителями она переехала жить в Ригу (отец-летчик имел право выбирать место жительства в любом городе СССР кроме Ленинграда и Москвы - и выбрал латвийскую столицу; по единственной причине - жизнь там меньше всего походила на жизнь в СССР). Через десять лет они вынуждены были вернуться в Россию. За эти годы ни она, ни ее младший брат, не говоря о родителях, не выучили ни слова по латышски и не потрудились ничего узнать о стране, о республике, в которой собирались жить всю жизнь. До конца жизни она вспоминала, что, хоть "латыши и уроды", жить там было здорово, не то что здесь, "на родине".

За последние годы я трижды бывал в Латвии и ни разу не сталкивался там с ностальгическими настроениями по поводу СССР. Местные русские, даже те, кто митингует у памятника Свободы в защиту русских школ, в Россию не хотят. Они в Европейском союзе жить хотят. Считать себя посланниками великой России, не знать никакого языка, кроме русского, видеть в коренном населении "туземцев" - но иметь при этом возможность безвизового въезда в страны Евросоюза. Что бы, интересно, русские сделали с выходцами с Кавказа или Средней Азии, которые решили бы жить в России, не зная русского языка, не признавая местных законов, но при этом претендуя на гражданское равноправие? Да их бы забили ногами на улице, причем милиция и власти оказали полное содействие. Их и при знании русского языка, и без претензий на гражданские права успешно ногами забивают - при помощи ментов тоже.

Что же, интересно, удерживает прибалтов если не от насилия (эти народы, кажется, органически неспособны на тотальное беззаконие), но хотя бы от принудительной депортации активистов из русской диаспоры на "историческую родину" и от более решительных политических акций против проводимой руками этой "пятой колонны" официальной российской политики прибалтийского реванша? Генетически переданное европейское воспитание, долгая культурная память, которую за полвека оккупации так и не сумели вытравить наследники Молотова - не иначе.
маски

В "Историях в деталях" - Нина Дворжецкая и история ее семьи

Я был на последнем спектакле Евгения Дворжецкого. Он играл Медведенко в "Чайке" Иосифа Райхельгауза - и это был самый интересный, самый неожиданный и трогательный из десятков Медведенко, которых я видел: не тупой зануда, а маленький скромный человек, на свой лад страдающий не меньше, если не больше, возомнивших себя гениями Кости Треплева и Нины Заречной. На следующий день после этого представления (где Сорина, кстати, играл тоже ныне покойный Михаил Глузский), меньше чем через сутки Дворжецкий погиб. Нина Дворжецкая, не будучи выдающейся актрисой, продолжала играть в РАМТе, довольно заметные роли, в том числе Леди Эстер в "Эрасте Фандорине" с Петром Красиловым (неблагодарная роль - после Марины Нееловой). С Аней Дворжецкой я познакомился полтора года назад на съемочной площадке сериала "Даша Васильева" по романам Дарьи Донцовой - Аня играла дочь главной героини. О свадьбе Нины Дворжецкой и Алексея Колгана (актера Театра Сатиры, известного как "голос Хрюна Моржова) в свое время много писали. Полгода назад я видел их вчетвером - Колгана, Нину Дворжецкую и двоих ее детей от Евгения Дворжецкого - на премьере Шрека, которого Колган озвучивал. Производили впечатление очень счастливой семьи. Четвертое поколение актеров - были ведь еще Вацлав и Владислав Дворжецкие. Меня каждый раз потрясают такие истории.
маски

(no subject)

Малахов: И как вы отомстили Андрею за то, что он сжег ваш дом?
Виктор: Я отрубил ему руку.
Малахов: А вы на сто процентов уверены, что это он сжег?
Виктор: Я же охотник, я по следам вычислил.
Девушка в студии: А почему же вы его не убили?
Виктор: Случайно. Я в этот момент колол топором дрова...
Малахов: А вы что скажете?
Андрей: А я теперь остался без рук, работать больше не могу.
Малахов: А раньше работали?
Андрей: Когда бывал на свободе - работал.
Шандыбин: Как так? Русский человек русскому человеку руку отрубил?! Даже фашисты так не делали? А если бы вам отрубили деторожденный член?!
Психолог: Эта ситуация невыгодна обеим сторонам, надо решать ее по-другому. Иначе у нас одна половина страны имела бы сгоревшие дома, а другая половина ходила бы без рук.

В "Пяти вечерах" обсуждают тему зависти. Очень близкая мне тема. Я ведь очень завистливый.

Вот почти как мальчик Вова, который показательно завидует Стасику Пьехе (подставной, что ли?). А Стасик, кстати, очень достойно выглядит.
маски

Шоу "Риверданс" в Кремле

Даже на шоу Майкла Флэтли никогда раньше не ходил, хотя "короли танца" приезжали не раз (и весной снова приедут), но так рекламировали - не просто "ирландская чечетка", а супер-шоу, танцы, песни философия... Хотя некоторое представление о жанре я имел - в принципе, прикольно, но только первые десять-пятнадцать минут, а дальше - довольно однообразно и скучновато. А "Риверданс" еще на четыре дня в Кремле растянули - был уверен, что гастроли провалятся, и очень удивился, что в первый день, в будни, зал был заполнен процентов на 90. Шоу вполне даже симпатичное, разнообразное, даже с наметками сюжета (об эмиграции ирландцев в Америку). Правда, есть у меня подозрение, что к ирландской традиционной культуре шоу "Риверданс" имеет примерно то же отношение, что "Хор Турецкого" - к культуре еврейской.