January 9th, 2005

маски

"Стакан воды" Э.Скриба в Театре им. К.Станиславского, реж. С.Алдонин

Рассудок мой, видимо, никогда не победит мою любовь к Сергею Алдонину. Недостаток его режиссерского профессионализма слишком очевиден, чтобы его обсуждать. Но Алдонину присуще качество, которого его более грамотные коллеги-ремесленники часто лишены: умение увидеть в надуманной интриге или метафизической коллизии пьесы человеческий, лирический подтекст. Этим отличалась и его версия "Мастера и Маргариты", не слишком удачная во вногих других отношениях (за основу инсценировки были взяты только те части булгаковского романа, где фигурируют Воланд и его свита), и чудесный, смешный "Севильский цирюльник" Бомарше в РАМТе, и особенно "Визит старой дамы" в том же Театре им. Станиславского. В пьесе Дюррематта, лично мне бесконечно дорогой (при всех переменах моих вкусов пристрастие к этому гениальному швейцарскому писателю я пронес с 12 лет до сего дня), Алдонин увидел то, чего не разглядел в свое время Андрей Гончаров, ни даже постановщик замечательной телеверсии пьесы Михаил Козаков (фильм с участием Валентина Гафта в роли Илла и Екатерины Васильевой в роли Клары). А именно - при всех дешевых трюкачествах, к которым Алдонин как постановщик, увы, склонен без всякого чувства меры, он поставил "Визит старой дамы" не как метафору "преступления и наказания", а как пьесу о сумасшедшей любли Клары к Альфреду Иллу, как историю о Ромео, который предал свою Джульетту, и о Джульетте, которая, сумев неплохо устроиться в этой жизни, пронесла через десятилетия свою любовь, но не простила предательства, и через 45 лет убила возлюбленного своей юности, чтобы похоронить себя вместе с ним и навеки остаться с любимым.

Хотя "Стакан воды" Скриба располагает к столь глубокому прочтению гораздо меньше, чем великая пьеса Дюрренматта, спектакль Алдонина, по большому счету, снова не о большой политике и маленьких человеческих страстях, а о большой любви и маленьком предательстве. Поскольку сюжет пьесы известен всем по знаменитому фильму (с Кириллом Лавровым-Болинброком и Аллой Демидовой-герцогиней Мальборо), Алдонин выстраивает параллельный сюжет - из параллельной театральной эстетики. Вместо салонной исторической комедии - пародийное "маски-шоу" и театр марионеток. Люди-марионетки дергаются на ниточках-страстях, все их действия (в том числе те, от которых зависят политические судьбы стран Европы) определяются их человеческими увлечениями, "все в этом мире движется любовью". Отсюда - причудливые, "кукольные" костюмы, страсти через край, истекание клюквенным соком и гротескные манеры.

Другое дело, что на практике такой подход к материалу то и дело выглядит каскадом пошлостей и нелепиц. Ужасен Владимир Коренев в роли Болинброка - престарелых "ихтиандр" не то в маразме, не то просто выпивает перед выходом на сцену. Лушина-Мальборо (в програмке еще Эра Зиганшина значится, но ни в одном отзыве я не читал о ее работе, непонятно, играла ли она в этом спектакле уже или пока еще нет) - даже не кукла-марионетка, а мультяшная злодейка в кринолине. Королеву Анну играет Елена Морозова, о которой я тут недавно отдельно вспоминал. Морозова в своем обычном репертуаре - вся такая внезапная, то ли космическая девушка, то ли привидение. Кривляется Морозова еще хуже, чем обычно (впрочем, в театре меня предупредили, что Сафонова, играющая Анну в очередь с Морозовой, ведет себя намного хуже). Хотя именно героиня Морозовой задает тональность спектакля - почти до финала ведет себя как дебильный ребенок, а в конце разражается монологом о том, что плохо, когда никто никого не любит. Что и говорить - хуже некуда. Этим мне недоделанные спектакли Алдонина и близки.