December 14th, 2004

маски

Проснулся в луже собственной блевотины

Точнее, меня разбудил hyakinthos своим вторым звонком из Копенгагена. Первого я вообще не слышал, потому что был в полной отключке. А ведь сам просил его в это время позвонить. Не помню, что я ему лепетал. Надеюсь, мой бред был безобидным.

Квартира вся была уделана, кровать заблевана, сам себя я нашел спящим на кухне в обнимку с холодильником. Опять же не сам - мама нашла. Оказалось, после hyakinthos'а я еще "сообразил" позвонить маме в третьем часу ночи: поняв, что сам этот свинарник разгрести не в состоянии, попросил помочь убраться. По приезде мама рассказала, что я долго ей что-то объяснял, плакал, но что именно я ей говорил, она не поняла, потому что у меня речь отказывала и язык отнимался. (Лучше б он, блядь, совсем отнялся, и так я вечно какую-то хуйню несу). Хотелось бы верить, что она действительно не поняла, что я рассказывал. А то ведь с меня сталось бы поделиться впечатлениями от презентации журнала XXBI, куда я был приглашен в качестве автора и где неожиданно для себя (я обычно пью немного, тем более в публичных местах) нарезался в говно.

А все так хорошо начиналось. Мы пришли с egomaniaque'ом, нас приветливо встретили, за столик посадили. Выдали даже отдельную бутылку коньяка (которую я рефлекторно спрятал в сумку). Самое интересное, что я прекрасно и в деталях помню, что было на самой вечеринке. О чем мы говорили с Соседовым. Как знакомились с девушкой-коллегой. Как Серж Головач показывал мне еще один новый журнал. Даже как меня стриптизер вытащил со стулом в центр зала и дал мне в руки кнутик типа для садо-мазо. Никогда бы не подумал, что приват-стриптиз - это настолько неэротично; мальчик, вроде бы, был ничего себе, и очень старался, заставлял меня хлестать его по голым ягодицам, елозил попой у меня на коленях - меня все это не возбудило совершенно. А интересно, почему у него такое холодное тело было? Их специально перед работой ледяным душем "остужают"?

С момента нашего с Денисом ухода с "пати" - полный провал в памяти. Как мне всучили два подарка с презервативами вместо одного, как я предлагал ехать домой на троллейбусе, но вдруг полез в метро, как совал Денису в метро книжку Владимова (хорошо еще, что не потерял полученные на вечеринке гонорары за два номера журнала - я ведь их в ту самую книжку засунул и забыл, а сумма против ожидания оказалась неплохой, я рассчитывал на меньшее), как на полдороге послал Дениску подальше - все это я знаю исключительно по его сегодняшнему пересказу. Самое интересное, что он даже не понял, что со мной - настолько я, видимо, и в трезвом виде произвожу впечатление ненормального, что когда напиваюсь в хлам, уже никто не удивляется: разницы в поведении и в мыслях - никакой.

Мама полдня приводила меня в чувство, отпаивала молоком, причитала, учила уму разуму. А толку-то меня учить, урода безмозглого?

Как меня только люди терпят. Ну ладно мама - ей, бедной, деваться некуда. Но вы, Сашка, Дениска - простите меня, непутевого...