December 7th, 2004

маски

В рекламе новогоднего проекта СТС

под кадры с Димой Биланом подложен конкурс для абонентов сотовой связи, в котором надо выбрать один правильный вариант названия песни из трех:

*Вальсирует черный квадрат
*Крутится-вертится шар-голубой
*Крутится-вертится шар-натурал

В принципе, можно поучаствовать. Интересно же, какой ответ организаторы лотереи будут засчитывать как правильный?
маски

"Мы здесь больше не живем" в "35 мм"

Как надоели истории про то, как супружеские пары, или просто пары, "махнулись" партнерами и стали или не стали от этого счастливее. Равенхилл, Марбер и примкнувший к ним доморощенный Гуркин с его забубенной "Прибайкальской кадрилью" уже в печенках сидят. "Мы здесь больше не живем" Джона Каррана мало того что ничего нового к этой теме не добавляет, но даже проигрывает предшественникам во всем. Ну что, скажите, хорошего в Марке Руффало? Я не вижу и не понимаю. И с чего вдруг Карран решил поиграть в чеховскую драму? При том, что сама драма - не то что не Чехов, но даже не Олби, а режиссура и актеры сгодились бы разве что для средней руки мыльной оперы.
маски

"Забытое" Джозефа Рубена

Вы знаете, как трепетно и пристрастно я отношусь к любым произведениям, где затрагивается проблема памяти. Тема для меня сложная, больная, иногда, как в "Вечном сиянии страсти", цепляет настолько, что не удается ничего внятного сказать, хочется молчать, стиснув зубы.

При всей моей любви к жанру психоаналитического триллера эта тема заслужила все-таки лучшего воплощения, чем фильм Джозефа Рубена. Хотя бы на уровне "Ванильного неба". А тут - динамичный, с блистательной работой Джулианны Мур, но вполне заурядный фантастический триллер с совсем уж не к месту приплетенными инопланетянами, проводящими опыты над человеческим сознанием и стирающими память родителей об их детях. При чем тут инопланетяне? Можно подумать, инопланетяне мешают людям быть счастливыми, а не сами люди друг друга сживают со свету. К тому же авторы фильма очень однозначно расставляют знаки: память - это плюс, забвение - минус. Порассуждать, так ли уж все просто, не утруждаются. А ведь отсутствие памяти открывает для человека возможности большие, чем отсутствие совести или веры. Одна моя знакомая говорила: "Не помню - значит не было". А раз не было - зачем лишний раз напрягаться, что кому-то нагадил, где-то сподличал, кому-то денег не вернул, кого-то оклеветал...

Вообще, если внимательно всмотреться и чуть-чуть вдуматься, как-то подозрительно "Забытое" Джозефа Рубена напоминает и сюжетом, и проблематикой, и общей атмосферой, и даже участием инопланетян (ну разве что не местом действия) "И дольше века длится день" Чингиза Айтматова.
маски

"Профессионалы победы" А.Гельмана в Новом драматическом театре

Когда-то герои Гельмана, "сознательные рабочие", отказывались получать премию за липовые достижения. Неважно, что ни один советский рабочий никогда в жизни от премии не отказался бы даже в случае взрыва завода - пьеса гремела покруче любого взрыва, получала все возможные премии и вообще считалась классикой (я сам читал ее когда-то в хрестоматии советской драматургии, где "Протокол одного заседания" завершал подборку из "шедевров" Корнейчука и Софронова.) Что объяснимо. Необъяснимо, как после ТАКОГО у драматурга может хватить совести продолжать что-то писать, причем не в стол, а для публики. А самое удивительное, что и мелодрама ("Скамейка"), и психологическая драма ("Мишин юбилей") и нынешняя политическая сатира у Гельмана все равно получается протоколом партсобрания - только руководит и направляет другая партия, а премии выдают в долларах.

"Профессионалы победы" - только попытка политической сатиры. Но у Гельмана из этой попытки вышел привычный гибрид комедии положений с производственной драмой. 7 ноября 2017 года должны состояться выборы нового президента России. Один из главных кандидатов - сын предыдущего руководителя, погибшего при невыясненных обстоятельствах (проще говоря, президент был связан с мафией и был убит в результате бандитских разборок). Сынок крепко пьет, и для предвыборной компании ему находят двойника. После победы "клона" пытаются отстранить, но он публично кончает жизнь самоубийством. Жена кандидата, все это задумавшая и провернувшая, обыграла всех, включая матерого "политтехнолога" Ефима Макаровича (Лев Дуров играет его в очередь с Борисом Щербаковым).

Трудно вообразить даже, что можно настолько плохо играть на сцене, как играют актеры "Профессионалов победы". Жуткий текст еще могла бы спасти ирония режиссера и исполнителей, но нет, тут все серьезно, на пафосе, с паузами, с заламываением рук и закатыванием глаз. И кто поверит, что вот эти убожества могут облапошить хотя бы тупоголового российского избирателя? Никто не поверит - да и некому. Представление собирает от силы человек 60, из них половина - 13-летние курсанты, большая часть остальных - окрестные пенсионерки.

Все-таки для того, чтобы писать если не хорошие, но минимально приличные пьесы, требуется профессионализм иного рода, чем для сочинения протоколов заседаний парткома. А если его нет - надо или профессию менять, или хотя бы молчать и не позориться. Перед курсантами-то.
маски

Мне подарили мобильный телефон Panasonic Х300. И что мне с ним делать?

Канал ТНТ расщедрился по случаю введения круглосуточной трансляции шоу "ДОМ-2" в режиме он-лайн на мобильники.

Спасибо, конечно, любимому телеканалу. Только что мне теперь с этим аппаратом делать? Я уже привык к своему легкому плоскому серебристому Самсунгу, а тут - маленький пузатый тяжелый за счет встроенной фотокамеры с подвижным экраном) агрегат, к которому непонятно с какой стороны подходить. Прилагается инструкция на 150 страницах, диски какие-то, проводочки... - мрак. У меня ж технический кретинизм! Я с таким телефоном - как обезьяна с гранатой! Правда, пользоваться фотокамерой меня попытались обучить на месте, и я даже сумел сделать пару кадров. Но не уверен, что смогу повторить процедуру самостоятельно. Нашли кому дарить сложную технику - лучше б дали путевку на неделю в Италию!

Помимо всего прочего, есть еще одно нерадужное обстоятельство: точно такие же аппараты "на балансе" еще у двух десятков журналистов, связанных с проектом "ДОМ-2". А передарить телефончик нельзя. Потому что он - "именной". Во как. Жизнь с каждым днем становится все невыносимее.
маски

Свеча горела

У некоторых моих читателей сложилось стойкое ощущение, что в песнях меня интересует исключительно текст. Отчасти это верно - мне с текстовым материалом в силу специфики моего образования работать проще, чем с музыкальным. Но при этом любопытно сравнить разные музыкальные произведения, в основе которых - один и тот же текст. Особенно если текст - классический. Речь идет о знаменитом стихотворении Пастернака "Зимняя ночь" из последней главы "Доктора Живаго" (именно главы романа, а не стихотворного приложения к прозаическому тексту). Наверное, обращений к "Зимней ночи" было больше, но мне запомнились четыре. В начале 90-х "Свечу" пела Гвердцетели, в середине 90-х она среди других стихов Юрия Живаго, положенных на музыку Альфредом Шнитке, прозвучала в спектакле Театра на Таганке (режиссер - Юрий Любимов), весной 2001 Пугачева спела собственный вариант (тем же летом она включила "Свечу" в альбом "Речной трамвайчик") и вот теперь в "Новых песнях о главном" звучит "Свеча" в исполнении Валерия Леонтьева.

Обратите внимание на эту "Свечу". Я небольшой поклонник Леонтьева, но эта песня - интересный и оригинальный подход к неоднократно отработанному материалу. У Шнитке стихотворение "Зимняя ночь" превратилась в полублатную душещипательную шансонетку с солирующей скрипичной партией в аккомпанементе. Пугачева спела возвышенный гимн любви, великий, неповторимый, но как и любой гимн - бесконечно светлый. У Леонтьева тот же текст звучит совершенно иначе. Во-первых, в отличие от всех предшествующих аналогов, в быстром темпе. Который при этом не делает песню "танцевальной". Четкий ритм и характерные леонтьевские интонации с придыханием позволяют почувствовать "зашифрованный", укрытый, заметенный белым снегом драматизм стихотворения - и страсть. Которой не было ни у Шнитке (так был надрыв, но не через крик, а через стон), ни тем более у Пугачевой, "Свеча" которой "горела" упоительно, но благостно, будто не сгорая (кстати, в том же альбоме "Речной трамвайчик" была еще и песня "Не сгорю, не растаю"). У Леонтьева - настоящий пожар, всеуничтожающий и гаснущий в кромешной тьме. "Зажигать" свою "Свечу" Леонтьев будет в "Новых песнях о главном" в Новый год на Первом.