November 26th, 2004

маски

Воспитание жестокости у звезд и журналистов ("Папарацци")

А тема-то заслужила более серьезного осмысления и более профессионального воплощения, чем тупой малобюджетный триллер о звезде боевиков, который отомстил "желтой прессе" за проблемы своей семьи, уничтожив банду фотографов. Даже если бы в титрах не писали "продюсер - Мел Гибсон", а в кадре на полсекунды не мелькал человек, лицо которого - одна сплошная морщина, можно было бы догадаться, кто приложил руку к этому произведению. Фотографы здесь выведены не то что законченными мерзавцами, а просто романтическими злодеями, получающими наслаждение от своих преступлений и унижения достойных людей, эдакими шекспировскими ведьмами из "Макбета", которые звезд и возносят на Олимп, и уничтожают парой вспышек камеры.

Для боевика, где сюжет только повод для погони и стрельбы, в этом фильме через край прописной морали. Для проблемной социальной драмы кино не просто тупое - оно лживое. Потому что на самом деле журналисты, которые охотятся за звездами в больничных палатах, магазинах и частных владениях - совсем не монстры. И за редким исключением, достойных отдельного и подробного разговора, никакого удовольствия от своей деятельности они не получают. А иногда даже стыдятся необходимости по редакционному заданию проникать в реанимацию под видом медсестер, пряча фотоаппарат в букете цветов. Я уж не говорю о том, как показан"производственный процесс" бульварных фоторепортеров - судить по фильму "Папарацци" о работе желтой прессы все равно, что изучать московскую тусовку по фильму Филиппа Янковского "В движении". (При том, что "В движении" - хоть и далекое от реальной жизни, но все же по-настоящему художественное произведение). Хороший парень поубивал плохих парней, а главного плохого парня подставил и засадил. Полицейский детектив с повадками лейтенанта Коломбо ему в этом помог. Бывший Гамлет Мел Гибсон проспонсировал. Но зритель не купился. Потому что дешево очень.
маски

Женщина корейского волхва ("Oldboy")

15 лет героя продержали в запертой комнате, убив за это время его жену. Потому выпустили - но не освободили: за каждым его шагом следят, каждый поступок направляют. Он хочет отомстить за 15 лет заточения. Но для начала он должен понять, за что с ним так жестоко обошлись.

Зубодробительная смесь европейского экзистенциализма, восточной символикии киноэстетики Стэнли Кубрика. Зубодробительный в прямом смысле - в челюсть бьют по поводу и без. Правда, в какой-то момент сюжет, и без того слишком явно позаимствованный авторами литературного первоисточника из ранних романов Джона Фаулза, впадает в маразм классического английского детектива уровня даже не Агаты Кристи, а Джона Пристли: темное прошлое, клевета, инцест... вы-то думали, речь идет о вечном конфликте индивида с Богом, с судьбой, с Вселенной, а оказалось, что один южнокореец мстит другому южнокорейцу, бывшему школьному товарищу, за смерть сестры, которую сам же и угробил.

Но проигрывает фильм не столько даже из-за вторичности сюжета, сколько из-за тупых, пусть и сильнодействующих приемов. Конечно, если крупным планом показывать, как едят живого осьминога, перерезают горло обломком компакт-диска, вырывают молотком зубы - сильное впечатление у зрителя гарантировано. Какого рода впечатление - другой вопрос. Но тот же Стэнли Кубрик и в "Заводном апельсине", и в "Широко закрытых глазах" как-то сумел затронуть те же фундаментальные проблемы без образцово-показательного садизма, да и Дэвид Финчер в "Игре" тоже.
маски

Слишком шумное одиночество ("Бриджит Джонс-2: Грани разумного")

Веселая вечеринка получилась по случаю премьеры "Дневника Бриджит Джонс-2". Путь Бриджит Джонс к новому счастью лежал через горнолыжную трассу и тайскую тюрьму. Дорога в кинозал для праздной публики пролегала через коктейли и красное вино, фрукты, мороженное и пирожное. Для Бриджит Джонс и ей подобных лучше не придумаешь!

Поскольку меню было рассчитано на тех, кто свое счастье в этой жизни уже нашел, я остался голодным и почти трезвым: коктейли со льдом и мороженное я не употребляю, потому что горло слабое, фрукты даже не пробую, поскольку не люблю, а пирожных, если питаешься раз в сутки, много не съешь. Хотя как раз пирожные были очень хорошие и разные: трубочки с кремом облитые глазурью трубочки с кремом обсыпанные шоколадной крошкой трубочки с кремом под сахарной пудрой слоеные кремовые тортики заварные бисквитные фруктовые корзиночки картошки... даже картошки, которые я не люблю, были очень вкусные - пропитанные ромом. А еще гостям бесплатно красили ногти в розовый цвет. Я не воспользовался. Последний раз красил ногти еще на первом курсе, а это было так давно... Пирожных, сколько смог, все-таки съел.

Второе приглашение, которое любезно подарила мне организатор вечеринки (она же полвечера стояла за ди-джейским пультом, но я в этом ничего не понимаю, потому не оценил), я еще накануне выбросил в помойку. Не было сил кого-то звать, звонить, уговаривать. И как-то очень четко именно по поводу этого мероприятия было понятно, что делать этого не нужно. Как не нужно ограничивать себя в мучном и сладком. Потому что... Ну не нужно, в общем. Пародия на женщину в замечательном исполнении Рене Зеллвегер лишний раз подтвердила мою правоту. Больше мучного, меньше движений - и сосредоточить остаток воли на том, чтобы

осознанно и по возможности достойно нести свое одиночество
маски

Вот ведь уроды!

Не знаю, по сценарию они Майка с "Фабрики" выгнали и по велению сердца, но очень логично, что уроды голосовали за урода, а человекообразный Майк как был, так и остался в меньшинстве. И песню ему дали неудачную - как будто для Пугачевой времен альбома "Не делайте мне больно, господа!" написанную.

Караулова (вроде раньше Юлианой была? или у меня опять глюки? впрочем, они там все по ходу дела имена и фамилии себе меняют), в принципе, симпатичная девочка, но песня у нее на этот раз была совсем негодная - стандартная фадеевская компьютерная тянучка про "дождь не может длится вечно" и "старый друг, фонарь аптечный" (Фадеева по примеру Матвиенко потянуло на Блока). А Балакирева - ну урод уродом, и песня Бужиловой про "песочные часы" - напыщенная чушь, и слезы под крылышками - сплошная фальшь.

Ничего страшного с Мироненко, конечно, не будет, никуда он не денется. Мне не столько за него, сколько за себя обидно. Никаких стимулов дальше смотреть на этот "цирк уродов" не осталось. Впрочем, через три недели все равно конец. "Дождь не может длиться вечно". Но песочные часы еще идут!

UPD
Вот реплика Стаса Пьеха, которая была в его интервью на рубрике "Звезда у экрана" (выйдет в ближайшем номере), но "по техническим причинам" в публикацию не вошла.
Стас Пьеха:
"Конечно, каждый молодой артист ориентирован на определенного прототипа, и это нормально, если не копировать оригинал полностью. Елена Сергеевна - на Аллу Пугачеву, только с большим фольклорным уклоном. Руслан Масюков, похожий внешне на Энрике Иглесиаса, старается и петь в его манере, но для этого он еще недостаточно "распет". В образе Саши Балакиревой заметно сходство и с Авриль Лавин, и с нашей Юлей Савичевой, хотя талантлива она по-своему. Роджер в свое время пытался работать в стиле нашего Тимати, но, видимо, не потянул финансово. А у Михаила Веселова я замечаю определенное сходство со мной - его даже одевают в те вещи, которые я для себя выбирал еще будучи "фабрикантом", и прическа у него такая же. Это при том, что по сути мы абсолютно разные."