November 8th, 2004

маски

Ужин с дураками ("Все как у людей" в Театре Антона Чехова)

Это просто новое "Горе от ума" - правда, не в том смысле, что из ниоткуда возникла новая бессмертная комедия, а в том, что, как говорил герой другой бессмертной комедии, "иногда много ума хуже, чем если бы его совсем не было".

Леонид Трушкин - человек неглупый, режиссер небездарный, и когда ставит спектакли, как любой режиссер, считающий себя хоть немного профессионалом, пытается ставить, извините за выражение, "сверхзадачу", искать мотивы поведения персонажей... Правда, странно, что при этом для постановок он выбирает в последнее время не Шекспира, не Чехова и не Миллера (хотя результаты его обращения к этим авторов в прошлом тоже были далеки от совершенства), а комедии положений. И чем дальше - тем хуже. Если "Ужин с дураком" Вебера был пьесой хоть и легковесной, не не совсем пустой, если "Смешанные чувства" Баэра, при катастрофическом отсутствии у автора драматургического мастерства, все же не без оснований претендовала не некоторую "сложносочиненность" отношений персонажей, то "Все как у людей" Марка Камолетти - чистая комедия положений. В чем, в принципе, ничего плохого как бы нет. Только какая возможна сверхзадача в работе над комедией положений? Ясно, какая: денег побольше заработать. Хорошая сверхзадача, правильная и непростая! Не зря же за последний месяц в Москве, где про Камолетти не слыхали сроду, вышло сразу три премьеры по его пьесам, и все три - в антрепризах: "Бестолочь" в "Арт-партнере", на которую мы с fermo posta ходили месяц назад, "Боинг-Боинг" в "Независимом театральном проекте и "Все как у людей" в Театре Антона Чехова. В "Арт-партнере"поступили просто: зазвали сериальных звезд (Ильина, Полицеймако, Меньшову, Железняк - не самые плохие, кстати, актеры, включая и Меньшову), расставили их кое-как на фоне цветастой ширмочки - и вперед. Но у Трушкина - все не как у людей. Ему мало просто коммерческого успеха. Им овладевает беспокойство, и в результате на пустейшую, к тому же крайне плохо написанную пьеску тратится неправомерно много и режиссерских, и, что самое обидное, актерских усилий.

Меня честно предостерегали, чтобы я приходил в день, когда играет Оболдина. Ну да, хорошая актриса Оболдина - у Някрошюса в "Вишневом саде" была замечательной Шарлоттой, в "Небе. Самолет. Девушка" сама Литвинова ее не затмила. Но я, так получилось (и не жалею) смотрел вариант, где ту же роль - повариху, приглашенную готовить праздничный ужин, которую жена приняла за любовницу своего любовника, тогда как на самом деле она оказалась любовницей мужа (это если вкратце) - играла Настя Заворотнюк. Так вот материал этот - как раз для звезды сериалов СТС. Но в Театре Антона Чехова этого почему-то стесняются. И главные роли отданы Хазанову, на которого пьеса и ставилась, Галине Петровой (все помнят ее гениальную комсомолку Глушко с "подарком от Русфлота" из фильма "Дежа вю"), Бориса Дьяченко из Театра им. Пушкина. И они, в меру своего таланта играют пьесу Камолетти. Проблема в том, что у этих актеров таланта явно больше, чем требуется для ЭТОЙ пьесы. И бедному Хазанову просто нечего играть, а то немногое, что можно наскрести у Камолетти по сусекам, он давно сыграл и в "Ужине с дураком", и в "Смешанных чувствах". Хотя только в своем потрясающем моно-спектакле "Анна Михайловна и другие", а вовсе не в многофигурных комедиях, Хазанов до конца раскрывается как сложный драматический актер. В пьесе Камолетти он, бедный, корчит знакомые еще по номеру "Попугай" рожи, чуть ли не на четвереньках в халате ползает - выставляет себя дураком, так же как Петрова, выдающаяся актриса, играющая в "Современнике" Шекспира, Чехова, Уильямса и никогда не опускавшаяся ниже Галина и Коляды, изображает из себя полную дуру. Публика, конечно, смеется, но хороших актеров жалко (кроме Насти Заворотнюк - она на месте).
маски

"Отбивные" Бертрана Блие, 2003

Канал "Россия" порадовал последним фильмом одного из любимейших моих кинорежиссеров. Как и "Раз, два, три замри!", "Отбивные" - комедия о смерти. Только если в "Раз, два, три" героиней была покойница, то в "Отбивных" - сама Смерть, которую в финале два жизнелюбивых старичка (Филипп Нуаре и Мишель Буке) затрахали почти до смерти. Фильм замечательный, очень смешной - один из лучших у Блие, почти не уступающий безупречному "Холодному блюду". Сразу хочется пересмотреть его заново - и не один раз.

Число самых любимых моих киноэпизодов пополница сцена, где герой Мишеля Буке бежит за черным лимузином без шофера, в котором на заднем сиденье едет Смерть, и, цепляясь за дверцу, просит забрать его с собой.
- Я не беру пассажиров без багажа - отвечает Смерть. И просит его рассказать хоть одно приятное воспоминание. Но тот ничего не может вспомнить. Потом, благодаря главной героине фильма, домработнице североафриканского происхождения, хорошие воспоминания появятся - но умирать ему уже расхочется.

Дело Бунюэля живет и побеждает!
маски

"Журналистика -

- наследница того, что в прошлом именовалось культурой"

Милан Кундера "Творения и пауки" ("Нарушенный завещания")
маски

(no subject)

Ежедневные выпуски "Фабрики звезд" на MTV меня все больше умиляют.
Эпизод: Майк Мироненко лежит на кровати с розовым шариком. Средний план. Крупный план. Вид сверху. Вид Сбоку. Снова вид сверху. Глаза. Снова средний план. Минута. Вторая. Майк начинает рисовать на шарике фломастером название песни "Ты плохая" и имена своих "сокурсниц" по Фабрике. Он медленно выводит буквы розовым фломастером на розовом шарике. Картинку сопровождает тихая медленная музыка в минималистском духе с легкими оттенками этники неопознаваемого характера. Минута, вторая, третья. Крупный план Майка. Глаза Майка. Руки Майка с фломастером в руках. Музыка. Четвертая минута. И тут без предупреждения во весь экран - лицо Максима Фадеева, обещающее "мочить" фабрикантов и дальше в их же интересах.

В творческом коллективе MTV окопался новый Бергман!
маски

"Новые сказки братьев Гримм" Алекса ван Вармердама

В фильме, который в оригинале называется просто "Гримм", мотивы немецких сказок не читаются и, в общем, не предполагаются (кроме завязки, как отец оставляет брата и сестру в лесу). Зато мотивы Озона, Джармуша, Линча, Стоуна и много кого еще присутствуют даже слишком навязчиво. Фанатам "Мертвеца" и "Криминальных любовников" "Новые сказки" наверняка придутся по вкусу. Я же, как и полагается поклоннику комедий про подростковый секс и голливудских мелодрам (желательно с соплями, с приколами и про "красивую жизнь") не увидел у ван Вармердама ничего, кроме мешанины из всевозможных тупых штампов "нового европейского мышления" - кинематографического и политического. И никакие разговоры о "постмодернистском роуд-муви", о традиционном для нидерландской культуры конфликте голландского и испанского, о "черной комедии" меня не переубедят. Совершенно не жалею, что пропустил ретроспективу Вармердама во время последнего ММКФ.