October 9th, 2004

маски

Голый завтрак у Тиффани ("Сексуальная зависимость")

Сюжет чуть ли не каждой из пяти составляющих это, с позволения сказать, "кино",  так или иначе сводится к совершенной в своей емкости формуле, предложенной в свое время живыми классиками нашей попсы: "И целуй меня везде - восемнадцать мне уже". Только в песне группы "Руки вверх" фабула была выражена в форме несоизмеримо более лаконичной и высокохудожественной, к тому же куда менее претенциозной.

"Сексуальная зависимость" - это экран из двух самостоятельных половинок, отсутствие линейного сюжета и, вдобавок ко всему, в русском варианте - субтитры (ну, это мелочи). При таком раскладе для физического сохранения кинематографической формы необходим как минимум сквозной образ, который мог бы этот бессвязный бред соединить в нечто гармоничное и гениальное. Таковым становится марка мужского нижнего белья, навязчиво присутствующая в кадре больше половины экранного времени (хотелось бы верить, что это художественный прием, а не выполнение бартерных договоренностей со спонсорами проекта). В трусах этой марки идет трахать купленную для него приятелями проститутку 15-летний мальчик (из 2-й новеллы), в показе моделей этой марки участвует девушка ревнивого мачо (3-я новелла), моделью для рекламного плаката служит мальчик-гей из последней, 5-й новеллы, кроме того, сам плакат то и дело возникает на пути героев (под рекламным щитом любят тусоваться трансвеститы). Помимо сквозного образа, набору кадров "сделай сам" для придания целостности требуется лейтмотив. Лейтмотив "Сексуальной зависимости" - тошнота. От секса буквально всех героев тошнит: блюет после первого сексуального опыта с проституткой 15--летний мальчик, блюет во дворе лишившаяся на своем 18-летии девственности девочка (из 1-й новеллы), в 5-й новелле выворачивает наизнанку изнасилованного и опущенного ревнивого мачо из 3-й новеллы (по приезде на учебу его латинская физия пришлась не по душе "белым собратьям"), рвет и мальчика-модель, ставшего свидетелем этого изнасилования. На пересечении сквозных образов и мотивов, как искра из пламени, возгорается идея фильма: сексуальная зависимость - опасна, секс кажется желанным только на стадии влечения, а когда все кончилось - ничего хорошего. Особенно если влечение не имеет в подтексте высоких чувств. Как говорил герой Эрдмана, "стоит посмотреть на эту даму с марксистской точки зрения - и такая гадость получается..."

То есть на вид "Сексуальная зависимость" - что-то среднее между "Отелем" Фиггиса и "11:14" (можно назвать еще с полсотни наименований подобного рода продукции), но при этом не пойми почему едва ли не претендующее на лавры "Завтрака у Тиффани". Претендующее без всяких оснований. Потому как о грязи, разрушающей и разъедающей романтику человеческих отношений, можно рассказать ТОЛЬКО через красивую историю красивых людей, с красивыми лицами и под красивую музыку. И с красивыми эротическими сценами! А если дерьмо рисовать дерьмом - искусства в этом дерьме не будет никакого, да к тому же зрителя вслед за героями может конкретно стошнить. Видимо, опасаясь этого, ни одной собственно сексуальной сцены в фильм не включили. Что окончательно уничтожает смысл просмотра данного кинопроизведения.
маски

Эх, Сергеевна...

Номер Елены Кукарской (она же бывшая Кука, она же - нынешняя Елена Сергеевна) на отчетном концерте "Фабрики звезд" - гремучая алхимическая смесь Пугачевой и Сердючки, синтезированная Максом Фадеевым и процеженная через Кристину Орбакайте. Даже подтанцовка Куки (пардон, Елены Сергеевны) в точности воспроизводила движения балета Орбакайте на номере "Что за птицы поют на рассвете..."

Конечно, "дорогой Елене Сергеевне" этот стиль идет больше, чем Орбакайте - она в нем существует органичнее (кто слышал, с какими тюменскими интонациями она разговаривала с мамой по телефону, тот поймет: "МААм, нУУ чОО я бУУдУ дЕЕлАть, если меня вЫЫгонЯЯт - дОмООй пААЕЕдУУ , в ТЮЮмЕЕнь, чОО..."). Но даже при всей моей лояльности к попсе в целом и к "Фабрике звезд" в частности это показалось перебором. А уж дуэт Веселова с Долиной "Ищу тебя" - просто АБСОЛЮТНАЯ ПОШЛОСТЬ. По любым меркам.

Да и вообще - ощущение такое, что на эту "ФЗ" изначально и сознательно набирали уродов. Просто у Матвиенко, Фадеева и АБ разное понимание уродства - поэтому брали только тех, кто соответствовал представлению об уродстве всех троих продюсеров. Вот и набрали. Если 1-я и 4-я были в целом "фабриками с человеческим лицом", то нынешняя - цирк уродов тройной закваски (даже по сравнению с "Фабрикой-2"). Человеческих лиц на пугачевской фабрике только два - Масюков и Мироненко. А половину девушек, судя по всему, приняли "на коммерческой основе" и "вне основного конкурса". К Елене Сергеевне это, конечно, не относится. Она - талант от сохи, господи прости.
маски

Что в имени тебе моем? (Из цикла "Обрывки ночных телефонных разговоров")

- Его хоть как звали-то?
- Гена.
- Ужас какой. Не представляю, как можно трахаться с Геной.

P.S. А если серьезно - применима ли к классификации имен категория сексуальности? Существуют ли имена "сексуальные" и "несексуальные"? И какие имена уже сами по себе содержат элемент сексуальной привлекательности? И универсальна ли эта привлекательность - или на женщин и парней-геев одно и то же мужское имя производит различное (противоположное?) впечатление?