October 2nd, 2004

маски

простая арифметика

Выбирал: пойти одному в Кремль на "Новые песни о главном" послушать конферанс Максима Галкина (других стимулов там не было) или повести маму на сольник "Премьер-министра" в зал "Россия". Повел маму на "Премьер-министра" (тем более, что на следующий день ей предстоял отъезд из Москвы почти на две недели).

Сам на концерте "Премьер-министров" оказался второй раз в жизни. Причем первый их сольник я слышал, страшно сказать, больше пяти лет назад, в сентябре 1999-го. Еще с Ланским, разумеется. Голосистые ребятки тогда сильно выделялись на общем фоне - если кто помнит, наш шоу-бизнес тогда являл самой картину куда менее благолепную, чем сейчас.  С уходом Ланского группа потеряла слишком много - во-первых, мордашку: он тогда представлял собой усовершенствованный вариант Ди Каприо (это сейчас он подурнел и разжирел); во-вторых, главную долю мозга, потому как Ланской мог говорить за всех (помню, как во время интервью после того концерта пятилетней давности он рассказывал, что Жаник от природы такой упитанный и анаболиками они его не пичкают!). Сейчас "Премьеры" развиваются стабильно, но как-то вяло - все равно главные хиты остались в тех благословенных временах. Таким оказался и концерт - стабильным, но вялым, к тому же звукорежиссер перестарался и за мощностью ударных и духовых (целая "медная" группа!) расслышать самих вокалистов было проблематично. "Фишки"-завлекалки показались какими-то вымученными. И какой "мудрец" присоветовал для номера "Плачет дождик, листья шуршат" переодеть Марата Чанышева Надеждой Кадышевой?

Картину на протяжении двух с половиной часов оживлял разве что "Премьер-балет" Бори Моисеева. Ну и сам Борюсик, конечно. Не так часто они с "министрами" исполняют на сцене моего любимого "Учителя танцев", а между тем этот номер был смысловым и художественным центром программы "Просто Щелкунчик" - абсолютной, на мой взгляд, вершины русскоязычной поп-культуры. А вот маме больше понравился занудный, по моим меркам, дуэт группы с Долиной. Впрочем, маме вообще все нравится, если я вместе с ней куда-то хожу.
маски

"Кровать для троих" Милорада Павича

Пьеса Павича, как любой "заведомый шедевр",  снабжена аж двумя подзаголовками: первый - "Краткая история человечества", второй - "Интерактивный показ моделей одежды с пением и стрельбой".  Ожидаемо, что Павич из пьесы в пьесу, из романа в роман, из новеллы в новеллу жует одну и ту же жвачку. Но "Кровать для троих" - это даже не переписанный в пятидесятый раз "Хазарский словарь", не пародия, не стилизация, не компиляция - это уже откровенный плагиат. Сходство с "Портретом планеты" Дюрренматта слишком очевидны. Другое дело, что "Портрет планеты" Дюрренматта - лаконичная, серьезная, динамичная философская драма, а "Кровать для троих" - дешевый и убогий аттрацион с претензией на гармонию высокого искусства с массовым интересом - как будто для этого обязательно обряжать библейских персонажей в спонсорские меха. И вкладывать в их уста пошлости, претендующие на метафоричность, вроде: "Одетая в чужую смерть, ты выглядишь сногсшибательно" (хотя после таких перлов из "Хазарского словаря", как "груди, похожие на груши из компота" и "глаза, волосатые, как мошонки", это уже не удивляет). И заставлять зрителей выбирать "мужской" и "женский" варианты, голосовать за продолжение действия, участвовать в интерактивном расследовании убийства дочерей Адама от первого брака с Лилит (при том что убийцей почему-то окажется сам Адам, а почему - все равно непонятно), а по ходу дела еще наблюдать и выслушивать сцены, подобные монологу Майора Бейли, в образе которого ну очень узнаваемо скрывается дьявол:

БЕЙЛИ: Лилит требовала, чтобы я подписался под тем, что с ее дочерьми не произойдет ничего плохого. Вы видели, что с ними произошло. Потому я и не мог дать ей свою подпись. Но вам я ее дам! (Расстегивает штаны и вытаскивает огромный член, который на самом деле не член, а хвост с кисточкой на конце. Перебрасывает его через перила моста в сторону зрителей и начинает этим хвостом мочиться, фигурно, словно ставя свою подпись.) Чего ждете-то? Все в порядке, вы спасены, все расходитесь.

Ну да, опять. А чего вы хотели от Павича?