August 2nd, 2004

маски

Семь дней

без телефона (хотя электронная почта - страшнее телефона)

без мобильника (своего - но постоянно звонил по корпроративному АРСовскому)

без часов (часов обычных я принципиально никогда не носил, а мобильник - в Москве)

без привычного круга общения (хотя круг, который был, не менее привычный)

а еще вы ничего не знаете про то, как я

*устоял перед приставаниями в говно пьяной латышской журналистки, вытащившей меня на медленный "белый танец" - несмотря на то, что эта дура пыталась параллельно с асиметричными телодвижениями ерошить мне волосы (люди, хоть немного меня знающие, понимают, какова была моя реакция)

*пытался запоздало проявить свой нереализованный педагогический талант (рот на замок!)

*по дороге в отель ночью распевал "На тот большак, на перекресток" (этого, если честно, не было, я только сейчас придумал - но, во-первых, я еще в зале "Дзинтари", и по дороге есть шанс реализовать задуманное, а во-вторых, в любом случае, эта тема - в кассу)

*и про многое, многое другое, неинтересное никому, кроме меня и тех, кому я расскажу обо всем в приватных разговорах по возвращении

которое случится уже во вторник
маски

Философия поп ("Волной" намыло)

Даже среди моих постоянных читателей есть те, кого удивляет, скажем так, разнообразие моих художественных пристрастий. Видимо, стоит пояснить: я не прикалываюсь, когда говорю, что мне нравятся группа "Hi-Fi", Андрей Малахов и проект "Фабрика звезд"; и не выпендриваюсь, когда пишу о спектаклях Камы Гинкаса, фильмах Бергмана и книгах Кундеры. Более того, я уверен, что между этими вещами нет ни противоречия, ни принципиальной ценностной разницы. По крайней мере, в контексте той, простите за пафосные слова, эстетической идеологии, которую исповедую и, по мере возможности, пропагандирую.

Смысл и главная задача искусства - объединять людей, а не резделять их на меньшинство, которому доступны глубины "элитной литературы", "серьезной музыки" и "кино не для всех" - и на большинство, потребляющее "жвачку масскульта". Тем более, что это "меньшинство" формируется на основе не объективных возможностей оценить художественные качества того или иного произведения, а мифов, внедряемых в общественное сознание кучкой самовлюбленных, но, к сожалению, достаточно раскрученных и титулованных придурков, и формируется из тех, кто готов отказаться от собственного, правильного и очевидного впечатления в угоду навязанных извне модных мифологем. Или, что еще чаще, из тех, кто просто не имеет за душой ничего, что позволило бы генерировать собственное мнение.

На самом деле противопоставление так называемой "элитной", "подлинной" культуры культуре "массовой", пафосно декларируемое сплошь и рядом моими коллегами - это пустой снобизм, в основе которого - комплекс неполноценности и попытка убежать от несовершенства собственной природы. Согласитесь - смешно, когда люди, слизывающие крошки с рук самых стремных звездулек нашего шоу-бизнеса, имеют наглость и глупость "со знанием дела" обсуждать (и осуждать) засилье дурного вкуса среди широкой публики. История с Киркоровым, которую я у себя в ЖЖ практически не комментировал и только пару раз позволил себе высказаться по этому поводу в комментариях у своих постоянных френдов - очень показательна в этом отношении.

Все по-настоящему интересное - популярно, все, что не популярно - по-настоящему не интересно. И через двести лет метровые телеканалы будут раз в месяц повторять "Завтрак у Тиффани" с Одри Хепберн, а каждый второй мобильник - играть мелодии Моцарта, Грига и Чайковского. И уже сегодня снятый только вчера новый фильм Сокурова или Муратовой не выйдет в широкий прокат - и это проблемы не публики и не прокатчиков, а Сокурова с Муратовой.

Так называемый "масскульт", поп-культура, проще говоря, попса - единственное, что в истории культуры достойно внимания. Во всех цивилизациях, во все эпохи: только то, что популярно - подлинно, интересно и необходимо.

Все, что не популярно - вне культуры.

P.S. "Лингвистов-любителей" предупреждаю заранее: слово "поп" в заглавии постинга - не дополнение, выраженное существительным в косвеном падеже, а прилагательное нулевого типа склонения в фунции несогласованного определения. Уточняю этот момент, чтобы избежать недопонимания и не давать поводов для демонстрации остроумия людям, к тому неспособным.

P.P.S. Все, сказанное здесь о моих критериях в оценках явлений культуры, применимо и к моим оценкам людей, их поступков и отношений.