July 29th, 2004

маски

Король ремейкOFF-2

Вы бы выдержали в течение двух недель два сольных концерта Киркорова под открытым небом холодной мокрой ночью?
Вот и я не выдержал. После четырех номеров поднялся и пополз в гостиницу по раздолбанному и плохо освещенному юрмальскому тротуару.

И вот еще что интересно. Я уже писал, что на Славянском базаре концерт-открытие закрывал не Киркоров, а Басков - то есть Колю организаторы поставили на звездном пьедестале на ступень выше, чем Филиппа. В Юрмале Баскова не было. Зато была Ротару, которая вышла после Киркорова. И была Верка Сердючка, которая вышла после Ротару - собственно, она концерт и завершала, если не считать парада-алле конкурсантов. (И если бы у зала "Дзинтари" имелись стены, то от аплодисментов, адресованных Сердючке, они бы рухнули). А еще не было Валерии, которая должна была быть и которая сегодня явно вновь на пике популярности - перед Ротару наверняка выпустили бы ее. Итого - выходит, что первая пятерка российского ШБ (не по продажам дискам, не по гонорарам и не по чартам, а по гораздо более объективным для нашего ШБ критериям - уважению крупных музыкальных бизнесменов) выглядит следующими образом.
1. Пугачева (она была и есть первая - даже если присутствует на мероприятии виртуально)
2. Верка Сердючка.
3. Басков
4. Ротару
5. Валерия
Киркоров в этот топ-5 не попадает! Хотя на вчерашний концерт в "Дзинтари", объявленный только четыре дня назад, билеты стоили в три раза больше, чем на концерт Майкла Джексона в Таллинне, состоявшийся несколько лет назад. И почти половина этих безумно дорогих билетов за три дня практически без рекламы была распродана!

Зато после фестивальных выступлений Киркорова всегда устанавливается хорошая погода. Сейчас в Юрмале - отлично. В смысле климата. Природного.
маски

А вы за тысячу рублей съели бы дохлую кошку? (метафизика проституции, проституция метафизики)

(Возвращаясь к теме "Tout paye" после переписки с fermo posta)

Когда-то между мной и человеком, которого я любил, произошел любопытный диалог. Я отчасти в шутку, отчасти всерьез сказал ему:
- Я тебе настолько противен, что ты не будешь спать со мной даже за деньги.
Он улыбнулся:
- Ну почему же? Если за большие деньги...
В тот момент мне даже в голову не пришло сомневаться в том, что он шутит.

У Корнея Чуковского в замечательной и очень смешной книжке "От двух до пяти" маленький мальчик задает вопрос: "Тетя, а вы за тысячу рублей съели дохлую кошку?" Тысяча рублей, даже с поправкой на инфляцию, случившуюся со времен Чуковского - сумма крупная, но не фантастическая. Так что детский вопрос о границах человеческой продажности Чуковский и сам воспринимает, и читателю преподносит как забавный пустячок.

А если поднять ставки? Ну, скажем, до миллиона долларов? Или до 500 миллионов?

Уверен, тетя бы эту кошку обглодала до костей, даже не ощипывая.

И не убеждайте меня, что существуют вещи, которые нельзя купить за деньги. Нет таких вещей. Как не бывает непродажных людей. Бывает недостаток финансов.

Нисколько не сомневаюсь: если бы Буш предложил Путину госбюджет США в обмен на минет в прямом эфире CNN, Путин сосал бы так, что за уши не оттащили бы.

К счастью для Путина (и для зрителей CNN), Буша гораздо больше волнует бездефицитный бюджет, чем оральный секс. К счастью для тети из книжки Чуковского, у любопытного мальчика не было в кармане тысячи рублей. Что касается истории с человеком, которого я любил... Зная кое-что о его дальнейшем пути, я думаю сейчас, что "большие деньги", о которых шла речь в нашем давнем разговоре, были вполне сопостовимы со суммой, которую я уже тогда мог себе позволить.

Так что мальчик старше пяти, определяя для себя границы человеческой продажности, должен ставить вопрос иначе:

Стоит ли тратить тысячу рублей, чтобы увидеть, как хорошо одетая тетя тетя будет обгладывать дохлую кошку?

И кстати -

А за какую сумму ВЫ согласились бы съесть дохлую кошку?
маски

Особенности латвийского интернета

Полтора часа в пресс-центре "Новой волны" не работала техника. Кто-то полил пальму в кадке, вода из кадки протекла на открытую проводку, случилось короткое замыкание и все на фиг вырубилось.
Пока латышские мастера занимались ремонтом, матерясь по-русски, я полтора часа просидел на лавочке под огромной елью. В полной тишине. Даже солнце меня против обыкновения не раздражало - оно в Юрмале какое-то особенное: греет, но не печет. Вокруг меня летали бабочки-капустницы. Я сидел и ни о чем не думал, даже задремал. Проспал бы долго - но узкая лавочка не позволила. Потом компьютеры включились и я вернулся к своему обычному состоянию.

Но, может быть, в страшную минуту моей жизни я захочу вспомнить именно эти полотора часа: на
лавке недалеко от моря, между елями, под нежным юрмальским солнцем, когда не думал вообще ни о чем - кроме летающих вокруг бабочек.