June 8th, 2004

маски

Без божества, без вдохновенья ("Бог" Виктора Шамирова на "Сцене под крышей" Театра им. Моссовета)

Для обычного рядового зрителя я бываю в театре достаточно часто. Мне мало что в нем нравится и много что - не нравится. Но есть вещи, которые приводят меня просто в бешенство. Прежде всего - дешевые заигрывания с публикой: матерными прибаутками, аукционами типа "подайте бедному артисту", вытаскиванием людей из зала. Признаться, я думал, что все это для нашего театра уже в провинциально-антрепризном прошлом - совсем недавнем, но уже прОклятом и забытом. Ан нет - Виктор Шамиров почему-то считает, что раз это работало раньше, то сработает и сейчас. И, в общем-то, срабатывает.

Страшно даже подумать, что представлял собой текст Вуди Аллена в оригинале. В спектакле Шамирова текст - это обрывки балаганных реприз, стихотворные цитаты, матерные междометия... и, собственно, все. Может, кому и смешно (некоторые в зале хихикали). Но я уже в который раз задаюсь вопросом - ради чего весь этот спектакль? Рассмешить? Ну так авторам "Пленных духов" это, по крайней мере, удалось, в отличие от Шамирова. Мне было безумно скучно и безумно противно.

Не хочу больше говорить про эту хуйню. Кому интересно (или если кто - фанат сомнительного дарования Гоши Куценко) - пусть идет и смотрит сам.
маски

Назло рекордам!

Я живу в одном ритме с большинством моих героев - поздно ложусь и поздно встаю. Но все же для телефонных интервью есть некий временной предел приличия. До сих пор рекордно поздним был мой разговор с Андреем Разыграевым полгода назад, который закончился без пяти два ночи. Но минувшей ночью этот рекорд был побит. И кем! Моей нежно любимой женщиной, Кларой Борисовной Новиковой!

Все начиналось очень мирно. Мы договорились, что я позвоню ей в 23.00. Я позвонил минута в минуту. Мы разговаривали минут 40, а потом по "России" начался "Дежурный по стране" со Жванецким - ее любимая программа, которую она не пропускает. Говорит: закончится - перезвоните. Закончилось в полпервого ночи - перезваниваю. Занято. Перезваниваю еще раз 15 - занято. Звоню на мобильник. Клара Борисовна: я по домашнему говорю, договорю - тогда продолжим с вами.

Звоню два часа. Третий час ночи. Я уже отчаялся, но продолжаю попытки достать звезду. Параллелльно пью коньяк, потому что нервы уже на пределе (материал должен был быть сделан на выходных и сдан предыдущим утром, но выходные я проебал, проспал и проотдыхал). После полбутылки коньяка с открытой, но еще на початой банкой рыбных консервов в руке снова набираю номер. И тут - длинные гудки.

Клара Борисовна берет трубку: "Мне звонила Регина, потом Люба (режиссер ГЦКЗ "Россия" Любовь Гречишникова, ее ближайшая подруга - прим. Арлекина), я охрипла и не могу говорить". Судя по голосу, она за эти два часа приняла на грудь не меньше, чем я. (Я-то за это время успел взять еще одно телефонное интервью и даже отписать его). Материал, половина которого сделана, опять срывается. У меня начинается истерика, и Клара Борисовна сдается. Но она же не может отвечать на вопросы односложно - и мы, как старые знакомые, снова начинаем пиздить не по делу.

И все-таки дело было сделано!
  • Current Music
    "Hi-Fi" "Седьмой лепесток"
анимация

Мы не ищем легких путей (драматический монолог для радиотеатра в одном действии с эпилогом)

Г о л о с и з а в т о о о т в е т ч и к а (кричит): Я дома!!! Если у меня будет занят домашний телефон, позвони с городского на мой мобильный, который я забыла у подруги, она нажмет "отбой", напишет мне по электронной почте, что ты звонил, я отключусь от интернета и перезвоню тебе на домашний!

Эпилог.
Г о л о с а в т о р а: А теперь поробуйте угадать, кто звонил!