June 3rd, 2004

маски

??? ("Случайное счастье милиционера Пешкина" Житинкина с Людмилой Гурченко)

Что вы думаете о Людмиле Гурченко? Как по вашему, Людмила Марковна - старая самовлюбленная маразматичка с лицом, после всех пластических операций натянутым на жопу, - или звезда, легенда, выдающаяся артистка, блистающая наперекор времени? Я время от времени, в зависимости от последних впечатлений, придерживаюсь то одной, то другой точки зрения. И уже не знаю, что думать.

Понятно, что фамилия Житинкина на афише "Случайного счастья милиционера Пешкина" - для "галочки". Житинкин в данном случае - "пешкин". Наверняка все решала Гурченко - и какую пьесу играть, и кого из актеров приглашать, и как одеваться, и куда поворачиваться, и с какими интонациями говорить. Спектакль плохой - факт. Но -

*пьеса, при всем убожестве текста, несомненно, содержит потенциальные возможности для внутреннего развития сюжета (история о том, как случайно попавший в театр мент задумал ставить у себя дома "Ревизора" и притащил на роль Хлестакова парня, задержанного за нарушение паспортного режима, который, подобно гоголевскому герою, в подпитии признается, что он - сын министра, могла быть решена как фарс на темы театрального закулисья в духе "Шума за сценой" или "Публике смотреть воспрещается", могла - как сооцио-культурологическое исследования взаимоподражания жизни и искусства, могла - как семейная комедийная мелодрама с постмодернистской фигой в кармане, но не решена вообще никак и брошена на полпути к коротенькому - часа на полтора - дешевенькому водевилю)
*Марьянов далеко не так безобразен, как можно было ожидать, Шакуров - непритворно и неприторно-обаятелен ("механик Гаврилов" наконец-то нашел "любимую женщину"), а Добровольская хороша как всегда (я вообще люблю эту актрису еще со времен "Королевы Марго", но особенно - после ее великолепной работы в "Механической сюите" Месхиева, а "Мещан" во МХАТе если и стоит смотреть - то в основном ради нее)
*Гурченко...

И тут не знаешь, что сказать. Точность интонаций - безупречная. Пластика - отменная. Характер (работница молочной кухни) - убедителен, при том, что сделан на грани психологического театра и оперетты. Она здесь - главная, хотя именно ее роль - самая невыигрышная и автором прописана еще хуже, чем все остальные. И все-таки смотреть это убогое зрелище не противно, а временами - даже занятно. Вот и кем после этого прикажете считать Гурченко - старой самовлюбленной маразматичкой с лицом, после всех пластических операций натянутым на жопу - или звездой, легендой, выдающейся артисткой, блистающей наперекор времени?