May 20th, 2004

маски

Он же памятник!

Владислав Флярковский - о спорах вокруг подземной автостоянки под реконструируемым "Манежем":

А может, лучше пусть Манеж пребывает в том виде, в каком его оставила огненная стихия? Ведь говорят же, что великими памятники архитектуры становятся только тогда, когда превращаются в руины. И будет у нас свой Колизей - у стен Кремля. И будут пресечены все преступные замыслы.
маски

Римские калигулы ("Калигула" Павла Сафонова в театре им. Е.Вахтангова)

Как обычно у Сафонова, изобразительность преобладает над содержательностью. В принципе, ничего особенно плохого в этом нет, как, впрочем, и ничего особенно оригинального, тем более по нынешним временам. Только у Сафонова это происходит не от сознательной работы над визуальным решением спектакля, а от интеллектуальной несостоятельности. Ну не может Сафонов определится, кто у него Калигула - философствующий садист, закомплексованный подросток, нереализовавшийся актер или мудрый жестокий шут. Калигула-Епифанцев прыгает по сцене в нелепых шляпках не в силу некой концепции, а просто так, по приколу. Некоторое время наблюдать за этими прикольными коленцами любопытно. Но не три же часа! Уже через десять минут этого псевдоисторического шоу хочется понять - о чем он прыгает?

Камю - замечательный прозаик (особенно по сравнению с Сартром), весьма средний мыслитель (по сравнению с тем же Сартром) и более чем слабый - даже в лучшей своей драме "Калигула" - драматург. Мало того, что пьеса "Калигула" несовершенна драматургически, она, написанная по достаточно конкретному злободневному поводу, сегодня не слишком актуальна даже философски. Тем более - эстетически (после Беккета и Ионеско, да еще на пике торжества развлекательной пьесы, Камю с его бесконечными метафизическими диалогами выглядит более архаичным, чем Эсхил и Аристофан). Поэтому сегодня "Калигулу" ставят не как пьесу, а как определенный мифологизированный "брэнд" - не текст, не сюжет (которого у Камю практически нет) - а информационный повод. Для каждого режиссера - свой.

Для Беляковича это повод сконструировать политический триллер, для Житинкина - разыграть эротическую мелодраму с большим количеством обнаженного мужского тела, слегка задрапированного костюмама модного дизайнера Шарова, для Бутусова (безусловно, самая интересная из виденных мной версия) - устроить бенефис Константина Хабенского. Впрочем, Бутусов и Хабенский в силу своего таланта все же нагружают это нагромождение сложносочиненных предложений каким-то смыслом, пусть далеким от оригинала, зато небезынтересным современному зрителю: Калигула Хабенского - страдающий юный клоун, трогательно-беззащитный в своей безграничной жестокости.

Калигула Епифанцева не трогателен, не отвратителен, не страшен. Он забавен. Это самый нелогичный и самый неадекватный путь к пониманию героя (не исторического персонажа - у Камю историзм не предусмотрен - а персонажа экзистенциалисткой драмы). Впрочем, повторюсь, это не какое-то особое режиссерское понимание - это самое обычное режиссерское непонимание, точнее, недопонимание. А кроме того, Епифанцев, при всем его несомненном актерском таланте, начисто лишен какого бы то ни было обаяния. Даже отрицательного. Когда человек откровенно тащится от одной своей попытки закосить под Кайдановского, это само по себе неприятно. Но даже в силу особенностей его внешности смотреть на Епифанцева что в "Калигуле", что в "Чайке" лично мне физически невыносимо.