May 8th, 2004

маски

Сильные женщины плачут у окна ("Гроза" Нины Чусовой в "Современнике")

"Пусть все видят!!!" - кричит Катерина, запираясь вместе с Борисом в клетку голубятни. Хаматова и Колокольников при легком затемнении раздеваются и начинают ласкать друг друга. Гремит гром - и на заднике одновременно распахиваются десятки освещенных окон.

По аннотациям и рецензиям можно решить, что Чусова просто повторила не слишком остроумную мысль Яновской семилетней давности вывернуть "Грозу" наизнанку, представить Кабаниху ревнителем семейных традиций, а "луч света" Катерину - легкомысленной поблядушкой. Ничего подобного. Уже хотя бы потому, что у Яновской главной в спектакле была Кабаниха (Зиганшина), у которой на подпевках работала Катерина (Свежакова). У Чусовой при равной "звездности" Хаматовой и Яковлевой главная, несомненно - Катерина. А уж мужики в спектакле просто "эпизоды" - причем сделано это явно сознательно. И Разуваев, который мне давно нравится (еще с "Предупреждения малым кораблям" Уильямса, что объяснимо спецификой его персонажа, и с "Коломбы", что менее очевидно, но тоже объяснимо), и Колокольников, который активно не нравится (что он делает рядом с Нееловой в "Сладкоголосой птице юности" Уильямса - вообще непонятно), и Олешко, и прочие - явно не они вдохновляли Чусову.

Катерина получилась и в самом деле "русской Кармен". Папироска в зубах и буйные черные кудри - деталь броская, но не самая показательная. Из Катерины (и это совсем не по Островскому - к счастью, поскольку тупее Островского хрестоматийных драматургов в русском театре не было в 19 веке точно) бьет сексуальная энергия, и вся ее активность - подчеркнуто сексуального характера, и религиозная экзальтация имеет явный эротический подтекст. У Чусовой драма Катерины в том, что ее сексуальность не находит выхода. Нет достойного мужчины рядом. И на горизонте тоже нет. Остается шагнуть за горизонт - что она и делает (в финале карабкается по веревочной лестнице, как Мюнхгаузен в знаменитом фильме Горина-Захарова). Но что интересно - драма Кабанихи в том же самом! Потому и играет ее у Чусовой не 80-летняя ветеранка Куликовской битвы габаритов Веры Пашенной, а нервная, хрупкая и, в общем-то, нестарая Яковлева. В финале эта Кабаниха произнесет монолог Катерины "Отчего люди не летают..." Произнесет не как издевку - как исповедь. Между этими двумя женщинами, которые весь спектакль ведут борьбу не на жизнь, а на смерть, общего больше, чем между Кабанихой и Тихоном или Катериной и Борисом.
Чусова в "Грозе" максимально завершенно представила главный метасюжет своих спектаклей - сильные женщины в окружении слабых мужчин. Представила откровенно, если не сказать - исповедально. Неудивительно, что в этой Катерине, помимо героини Мериме, есть что-то и от ибесновской Гедды Габлер, и от гоголевской Панночки. И даже от героини Лолиты Милявской из "Резинового принца" (он же - "Фаллоимитатор"). Все они - женщины сильные. Нелюбимые. Одинокие. Их сила прежде всего проявляется в способности выражать свою страсть публично и демонстративно, что воспринимается особенно драматично на фоне героев, на чувственные откровения неспособных. У всех этих сильных женщин общая беда - их принцы оказались "резиновыми" ("фаллоимитаторами", проще говоря), и выход остался один: панночка померла, Гедда застрелилась, Катерина... ну, это все еще в школе проходили.
А "Кармен" для излюбленного сюжета Чусовой - идеальная история. Когда-нибудь она наверняка к ней придет и в своей работе. И я не удивлюсь, если Кармен в ее постановке будет играть мужчина.
маски

Хорошее "Плохое настроение"

Ненавидите ли вы маленьких детей, как ненавижу их я?

Если да, то "Плохое настроение" Патрика Алессандрена вам надо посмотреть обязательно!

Помимо того, что это дико смешное кино (я хохотал как подорванный, что в "35 мм" со мной последний раз было два года назад на фильме "Нет вестей от Бога", хотя по уровню шедевр Яньеса с "Плохим настроением" не сравнить, конечно), фильм предлагает весьма забавное объяснение того, почему эти маленькие мерзкие твари нам так досаждают. Мол, в них сидит душа людей, которые в прошлой жизни нас ненавидели и теперь нам мстят, будучи в абсолютной безопасности под прикрытием личины "цветов жизни". Даже присутствие в кадре Тьерри Лермита, которого на киноэкране мы видим чаще, чем Влада Галкина в телевизоре, "Настроение" не портит!
маски

Не нужен нам берег турецкий?

Русской клавиатуры нет - слава Богу, моторная память сохранила навык с девятого класса, когда я ходил на курсы машинописи и изучал "слепой десятипальцевый метод письма". Евровидение есть Евровидение, но Стамбул - это даже не Рига. Номинально я еще в Европе (по эту сторону Босфора), но Азия повсюду. Все делается медленно либо не делается вообще. Сорвались все планы по работе. Вместо того, чтобы заняться чем-то полезным, сижу в пресс-центре и пишу в ЖЖ вот эту хуйню. Ну и как обычно в любых командировках, работать кроме меня никто не хочет - в последний момент российская делегация передумала ехать даже в центр города и развернула автобус к отелю - пить и дрыхнуть. Я выскочил чуть ли не находу - раньше на меня в таких случаях все смотрели как на ненормального, но поскольку я уже не первый раз в подобной поездке, меня почти все знают и никто не удивился - посмеялись только. Ну и хуй с ними. А я и сейчас готов сгореть на работе. Только не зажигается ничего.

Если бы вы только знали, как я год назад, сидя в рижском Сконто-холле, болел за Бельгию! И ведь она почти победила! Гулял бы сейчас по Брюсселю, перебирал в памяти цитаты из Шарля де Костера и Мишеля де Гельдероде. Теперь же приходится вспоминать "Черную книгу" Орхана Памука и "Баудолино" Умберто Эко - неравноценная, мягко говоря, замена.

С другой стороны - хорошо еще, что "Тату" в прошлом году не взяли первое место, а то бы вообще в Москве сейчас куковали. А так - хоть и Азия, но все ж "заграница".