April 24th, 2004

маски

Вкус пустоты

С громадным опозданием посмотрел "Дамскую войну" Марка Вайля, да и то потому только, что выпало вечером два часа свободных. Стилистика Вайля очень узнаваема - полупрозрачные предметы парят в воздухе или катаются по сцене, герои - тоже как будто полупрозрачные, еле дышат, фонтаны бьют, музыка играет, в общем, легкость в мыслях необыкновенная - и эта узнаваемость, в принципе, говорит в пользу Вайля. И вкус к театральной игре у него, несомненно, есть.
Но каждый раз уже минут через десять после начала задаешься вопросом: о чем это все? За фокусничаньем (а фокусник Вайль далеко не столь виртуозный, как Марк Захаров, к примеру) теряется не то что смысл пьесы - но и сам сюжет.
Однако именно постановки Вайля по Моссоветовским меркам, где он, похоже, имеет уже не просто московскую регистрацию, а постоянную прописку, здесь ходят в долгожителях. Даже поделки хозяина дома Павла Осиповича больше двух лет редко задерживаются, а "12-я ночь" все идет (просто "полярная" ночь какая-то!), и "Венецианский купец" бестолковейший тоже шел долго, пока "Лира" с тем же Козаковым Хомский не замутил и не решил, что превращать театр в синагогу в путинские времена неактуально.
Долгожительствуют эти фантики без конфетки, рискну предположить, именно потому, что в силу своей пресловутой "легкости" они не напрягают никого - ни публику, ни артистов. А то, что легкость в данном случае - очевидный признак пустоты, никого не беспокоит.
маски

Затоiчи

Казалось бы, что может общего между немыми черно-белыми американскими мелодрамами с юрким маленьким евреем в котелке и яркой, стилизованного под театр кабуки японским боевиком с полноватым пожилым японцем, вооруженным самурайским мечом? И вот однако же - Такеши Китано в "Затоiчи" неизбежно вызывает ассоциации с Чарли Чаплиным. Особенно после ретроспективы по "Культуре". И не только шаркающей походкой опирающегося на палочку слепого (якобы) героя (тем более, что в палочке спрятан боевой меч), а чем-то более фундаментальным. Сочетанием сочувствия и иронии, жестокости и человечности, трогательного и циничного.
И еще интересно - вот Тарантино, представитель одной, в общем-то с Чаплиным культуры, таких ассоциаций не вызывает. Притом что "Убить Билла" внешне очень схож с "Затоiчи" - и по сюжету, и визуально. "Мясорубка" поставлена и снята безупречно и там и там. Принципиальная разница в идеологии. У Тарантино борьба добра и зла - только повод для мясорубки. Да и где у него добро, где зло - еще долго разбираться надо. У Китано, как и Чаплина, сразу понятно: хороши люди должны быть счастливы, плохие должны умереть. А мясорубка - только самое действенное средство для достижения этой гармонии (у Китано эта гармония продемострирована в финале "Затоiчи" предельно буквально - праздничным танцем всех любимых героев).
Вот уж действительно - все великие фильмы имеют друг с другом что-то общее, а каждый бездарный бездарен по-своему.