February 20th, 2004

маски

Записки сумасшедшего

Дни... Да не дни даже - недели... Недели - пролетели. Пролетели как пьяный бред, как кошмарный сон наяву, как страшная сказка. Как ураган пронеслись десятки фильмов и спектаклей, тусовок, вечеринок и просто пьянок, безумных прогулок морозными ночами, ближе к утру по пустым улицам окраин центра Москвы. И работа, конечно - она, любимая, она, проклятая, она, единственная.
Я уже был сумасшедшим - или только за последнее время сошел с ума? Или сумасшествие - это не статичное состояние, а динамичный процесс? И нет предела "совершенству"? Во всяком случае, если увидите, что какой-то из следующих постов датирован "48 мартобря" или, наоборот, "день без числа" - не удивляйтесь сильно.
маски

Свет твоей любви

На днях до четырех утра разговаривали с пресс-атташе конторы Игоря Крутого (по телефону, выпивая каждый на своем конце провода: она - водку, я - абсент, привезенный подругой из Италии) о песне Кристины Орбакайте "Свет твоей любви". Я как в прошлом филолог, мозг которого безнадежно испорчен структуралистской методологией, долго распинался о том, как гениально простроена в песне пространственная вертикаль, об универсальной дихотомии верх-низ (привет от Бахтина и Лотмана), о мифологических (античных) подтекстах, через которые проводится характерная и для Пугачевой-старшей тема обожествления возлюбленного и о мотиве отражения любимого в любящем (тоже от Аллы Борисовны):
"Свет твой любви не прольется
Золотым дождем,
Звездами сиять будет вечно в небесах...
Нам не суждено было счастье
Разделить вдвоем
Свет твоей любви
Навсегда
В моих
Слезах"
Меня слушали с уважением к ученому мнению знатока и даже, кажется, несмотря на поздний (уже ранний) час - не без интереса. А потом моя собеседница сказала:
- А по моему, это о человеке, который умер. Я, во всяком случае, это с самого начала так услышала.
Зато я, слушая эту песню много раз - не услышал и не увидел. Пространственную вертикаль, мифологические подтексты - это да. А вот этого - нет. Уже после разговора послушал "Свет твоей любви" еще раз. Потом еще. Переслушал несколько десятков раз. Да, именно об этом - о верности человеку, который умер. Умер, любя и с последней просьбой помнить о нем. Которая, впрочем, была лишней - героиня и так его помнит. И любит. Почему мне понадобилось это объяснять - понятно. Я как всегда, примерял историю на свою - а она у меня совсем другая. И структуруализм при всем своем схоластическом формализме здесь бессилен.
После моего сокрушительного поражения в структурном анализе творчества Орбакайте мы перешли к разбору эстетической специфики пугачевского "Маэстро".